МУЗЫКАЛЬНО - ЛИТЕРАТУРНЫЙ КЛУБ "ПЕГАС" и ЛИТЕРАТУРНАЯ ГРУППА ЦДБ







 
 ИЗБРАННОЕ



Произведения поэтов и прозаиков
литературной группы
Красносулинской детской библиотеки




Самиздат
2008



Литературная группа
красносулинской детской библиотеки.

  Год основания – 1997.  Прошло столько лет со дня рождения литературной группы, что пора делиться воспоминаниями…
   Это творческое объединение возникло благодаря сотрудничеству прогрессивно мыслящих учителей и библиотекарей, следующих призыву А. И. Солженицына: «Все добрые семена, которые на Руси еще чудом не дотоптаны, мы должны выберечь и вырастить». Заметили божью искру, не прошли равнодушно мимо, помогли осознать, направить свой дар в нужное русло, нашли слова одобрения и поддержки Носенко Л. Д., Борщева Н. В., Ползикова В. М., Тур Н. Г., Фетисова В. А., Романенко О. В., Бедная Г. Н., Шумайлова Т. А., Грекова Е. В., Беликов С. Н.,  Сыроваткина Г. Г., Грибанова Л. Д., и это далеко не все, кому обязана существованием литературная группа.
   Сколько за это время произошло замечательных событий, придумано интересных дел, осуществлено безумных идей:
творческие отчеты, конкурсы начинающих поэтов,
 участие в литературных праздниках Областной детской библиотеки,
передачи по городскому телеканалу,
 знакомство с бардами и поездки на фестивали авторской песни, публикации в  Москве, Краснодаре, Ростове-на-Дону,  в литературном салоне Сергея Беликова, «Лазориках» Ольги Подгорной, на литературных страничках «Криницы».
Имена А.Кампос, К.Головина, О.Баевой, Е.Лазченко, Е.Луговской, А.Беликовой, А.Штанько известны читателям "Детской роман-газеты",  журнала "Ромео и Джульетта", книг "Подсолнушек", изданных Московской городской организацией Союза писателей России.
Произведения шести авторов, в том числе Ю. Захаревич, О. Жуковой вошли в издание газеты «Криница» «И душа с душою говорит».
Стараниями Дмитрия Кузнецова семь начинающих авторов попали на страницы литературного сборника « Поэты третьего тысячелетия» - издания краснодарской газеты «Сова» (2006 год). Это первые солидные публикации двух Дим –Кузнецова и Шилкина.
Издано на средства ОАО «Стройметкон» два персональных сборника
стихотворений Ассоль Кампос  благодаря поддержке генерального директора Ермакова И. Г.
Произведения Е.Анохиной, А. Родионовой, Ю. Лысенко, А. Орловой, П. Гляденцевой, Е. Земба, А. Шумайловой, О. Казариной, Э. Кулик печатались в городских газетах, что тоже является признанием. 
С 2006 года группа в прежнем виде перестала существовать и общение приобрело виртуальный характер, но по-прежнему бесценные плоды вдохновения принимают вид сборников – персональных и коллективных, дарятся авторам для поддержания духа и стимулирования  творческой активности.  Это эксклюзивный, бесценный краеведческий материал, который ждет своего издателя.

Всматривайтесь в привычное –
 и вы увидите неожиданное.
Всматривайтесь в некрасивое –
и вы увидите красивое.
Всматривайтесь в простое –
 и вы  увидите сложное.
Всматривайтесь в малое
 – и вы увидите великое.
     (Японская народная мудрость)

Зоя Хадыкина,
библиотекарь, руководитель
 детской литературной группы,
 хранитель бесценных сокровищ













Дмитрий Шилкин (г. р. 1988)

***
Всем известно, что пианисты
Берут аккорды, вскидывая руками,
С присущей нежностью открывая
Волшебные оригами.

Дождь песчаным гранитом льется,
Бьется сердце о землю градом.
Тот, кто раньше садился рядом,
Богом кажется, а не гадом.

Вдохновенье. Курю сигары.
Строчка строчкой накроет лист,
Мой завернутый белый парус
Будет чист.

Вдох и выдох. Парад метаний,
Точка точкой закончит стих.
Если я или он нормальный,
То жалею, что я не псих.

Когда-то снег, круживший над землей,
Теперь в мечтах и снах твоих таится.
Быть может, скоро, скоро, милый мой,
Пройдут осадки над твоей столицей.

***
Ты знаешь, что на небе есть волки?
Такие же, как мы, только с мешочками за  спиной.
Не знаешь? А это точно.
Безмерное количество многоточий…
Они живут, не страдая,
Да и чего им, собственно, страдать?
Побегал по облакам и – спать.


***
Один маляр рисовал на стене
И он не знал,
Что краска его рисует печаль,
Что он пропал.
Тогда он в краску эту
Долил дождя,
И стала пестрой краска –
Перо вождя.
Еще он в краску добавил
Кусочек луны,
Чтобы оправдывать себя
За чувство вины.
Он стал рисовать животных
И счастлив был,
Потом набрал воды
И стены помыл.
И снова стал рисовать,
И снова мыть.
А то, что краска рисует печаль,
Не мог забыть.
А ночью спустилась она,
Тепло  обняла
И  грусть, печаль  маляра
В мгновенье сняла.

***
Пернатые  крылья,
Асфальт  непреложный,
Разбито  окно.
Она  на  набережной. 
Темно.
Пернатые  крылья.
Полет  небрежный 
Через  стекло.
Она  на  набережной.
Темно.
Пернатые  крылья.
Время  бесценно.
Час – это  год  и  век.
Она  на  набережной.
Идет  снег.
Пернатые  крылья.
Реки  сквозь  сито.
Мосты.
Она  на  набережной.
Где  ты?
 Пернатые  крылья.
В  небо  без  крика.
Но  тихий  возглас: «Постой!»
Она  на  набережной.
С  тобой.
Пернатые  крылья.
Сердца  безмерен  объем.
Они  на  набережной.
Вдвоем.
2005

Ассоль Кампос (г. р. 1985)

***
Древних, черных небес узкий месяц-глаз
Не прольет больше лунных слез,
И скрипит, и хрустит темно-синий наст,
Поднимаясь до самых звезд.
По степи, по дороге, судьбины дну,
По цепи верстовых столбов
Не промчат больше сани, везя весну
В царство ночи и льдистых слов.
Никогда  не швырнет мне, смеясь, рассвет
Вновь под ноги ромашек сноп-
Навека, навсегда исчезает след
Твоих узких изящных стоп…

***
Аз есмь  уединенный человек-
Люблю дорог бесцельность, бездорожье,
И жизнь всегда пишу строкой неровной в чистовик,
Пьяна словами, небом, влажной рожью.
Воспоминаний яд и свет молитв
В коктейль взбивая долгими ночами,
Привыкла я картинки балов, подвигов и битв
Пересыпать цветами и лучами.
Счастливым может только праздный быть -
Нельзя добыть любви трудом натужным,
И удовольствие что может вправду приносить?-
Лишь то, что абсолютно нам не нужно.
У непрактичных - радость бытия.
Любуемся на мир и, может статься,
Что мир и создан Богом, чтобы только ты и я
Могли ему всем сердцем изумляться.
Бурлит иерархический жюльен,
И еду я сквозь годы и  невзгоды,
Сама себе задумчивый, негордый сюзерен,
Живущий в замке  внутренней свободы.

***
Мы дети незаконные богов
Языческих, куниц и прочих тварей,
Что на ковчег вскарабкались по паре-
Зверей потомки, Хама, птиц и львов.
Порхали звезды, висли паруса,
Мешались дни с забытыми словами;
Как саксофоны, выли псы над нами,
И соль палила яркие глаза.
Мир возмужал. Мы вышли на горе.
Смели алтарь, швырнули остраконы –
И повезли нас скотские вагоны
По лагерям и на костры - гореть.
Мы ждали, веря, - времени поток
Нас к истинам несет, хоть стало тесно,
И вдруг заметили, как мало стало песен
Как мало лиц, похожих на цветок.
Молитвой нашей плот наш устоял -
Зря мы стреляли, врали и толкались:
Мир прозаичен стал. И мы сравнялись
В конечном равенстве небытия.

***
Ни один человек себе не тождественен,
Ибо времени подвластен. И он - одинок.
Помня краешком памяти о Благой вести,
Рассеянно ощипывает Зла и Добра цветок.
Бытию, как таковому, присуща бессмысленность,
Смысл бытия – лишь бытие само.
Но жизнь проходит в попытках доказать истинность
Того, что априори дано.
"Я" не существует: это вереница проплывающих
Из будущего, образы и впечатленья тая,
Вспыхивающих в настоящем и в прошедшем угасающих
Разрозненных и потерянных мириад "я".
Они падают из будущего сквозь настоящее-
Пережитого обрывки, души листва;
И хоть это дело абсолютно пропащее,
Для  тебя распускаются её цветы-слова.
Неизбежность одиночества – рока лопасти,
И какая разница, каким ударит концом? -
И бреду я по краю твоей пропасти,
Истине засматривая в лицо.
1999


Кирилл  Головин  (г. р. 1984)

Первый день лета

Пробивает тучи мрак косматый,
Как стремительные стрелы с тетивы,
Вдаль бегут лучи сквозь сумрак смятый,
Словно огненные светлые ручьи.

Птиц под ними ходят хороводы,
А внизу – моря зеленых рощ.
Далеко вверху, под синим сводом
Начал зарождаться первый дождь.

Снова из глубин садов зеленых
Запахи цветущие текут,
А невдалеке, с зеленых склонов,
Вереницей яблони бегут.
1999

***
Синие горы синею дымкой
Скрылись от взгляда за пеленой.
Лес затаился, осины как скрипки
Песни запели пред горной грядой.
Травы росою хрустальной умылись,
В поле зеленом – огни васильков,
Шапки деревьев позолотились,
Пестры холмы от душистых цветов.
Между камней пробегает дорога
И далеко к горизонту ведет,
Мир весь проснулся и новые звуки
Ветер на крыльях сюда донесет.
2000

***
Осень деревом старым склоняется
Над заросшим и затхлым прудом,
Кто-то хмурый и пьяный слоняется,
Кто-то поздно сидит за столом.

И красавицы зябко закутались,
Да им что? И в метель будут ждать.
Жизнь проклятая, как мы запутались,
И сбежал бы, – куда убежать?

В этот день, знаю точно, повесился
Тот, кого любит только лишь мать,
А в глазах омертвевших все теплится
Что не смогут уже прочитать.

И не та, кого счел он богинею,
И предавшая друга рука,
Как два неба – глаза темно-синие,
И две ночи, как два пятака.

Осень. Стали резки очертания
Придорожных дубов и осин,
Слышно сытых моторов урчание
Пролетающих ярких машин.

Осень. Свадьбами все озабочены,
Что им дела до падших людей?
Буду просто смотреть у обочины
На следы стоп-сигнальных огней.
2005

***
Мне хочется порой удрать
От наших счастьем дышащих  рассветов,
Венеции дыханье ощущать–
Медины для влюбленных и поэтов.
Средь улиц, и каналов, и камней,
Воспетых много раз чужим талантом,
Смотреть на реющих в лазури голубей –
Бесчисленных, как ноты музыкантов.
А ночью и бродить, и тосковать
Над негостеприимством стен, каналов,
И свечи – моколето зажигать
В беснующемся море карнавалов.
Писать ли или создавать стихи,
Навеянные чудными дворцами,
И с незнакомкой счастье обрести
Туманной ночью пред ее дверями.
И маску незатейливо сорвать
С плененной – но не мной, а карнавалом,
И губы ее жарко целовать,
И чтобы было этого нам мало.
А утром нарисует угольком
Два профиля, влюбленных и смущенных,
Художник – маг, представший знатоком,
Магистром превращений на картоне.
Что ж, бой часов, открытое окно,
Прощанье улетающему диву…
И все ж из чуда не придет письмо
Коротенькое с надписью « аddio»…
2005

Черно-белые
Снег упал, будто хлебные белые крошки,
Что смахнули с небес, сев за них, как за стол.
Что за дивный был год:  черно-белые кошки…
Стало что-то их много - почти произвол.
Их число почему-то все больше и больше,
Будто что-то нам хочет природа сказать.
Полосатых и рыжих количеством общим
Побеждая, растет их двухцветная рать.
Может это добро, протянув руку злобе,
С ним смешалось, срослось и нашло компромисс.
Сдав позиции ста поколений без боя,
В ад ступило безвольно и катится вниз?
Зло с добром. Но тогда все казалось бы серым.
Жизнь смешалась со смертью, как можно так жить?
Но к природе вернулось опять чувство меры,
И врагов отделяет лишь серая нить.
Что же, - просто фантазия, а не воззванье.
Люди вечно чего-то от жизни хотят.
Нострадамусы снова плетут предсказанья.
Лижет рыжая кошка черно-белых котят.
2007 

Дмитрий  Кузнецов ( р. 1985 )

Сонет
Рыдает  осень  у  ворот.
Долой  июльский  зной!
Плывет  по  лужице  седой
Каймой  из  листьев  флот.

А  к вечеру  над  склонами
Ветра  пройдут   с  охотою,
Лишь  звезды  целой  ротою
Повиснут  медальонами.

Проснется  Муза  стройная,
Поклонников  достойная,
Как  леди, благородная,

Шепнет,  порхая  бабочкой:
Присядь  со  мной  на  лавочку,
Погода  превосходная!
2005

Сонет
На каникулы лето отправилось,
Поманив за собою поджаристый зной.
Гуляет сентябрь в обнимку с листвой,
Снова дождиком небо расплакалось,

Покрыты скамейки пурпурным ковром.
Продрогшая осень в окошко стучится,
Ветер сквозь контуры стекол сочится,
Проникнуть по-лисьи пытается в дом.

Осень красками сад декорирует,
Гримирует его акварель под плакат.
У деревьев и радость, и грусть!

На покой раньше день финиширует,
Оставив на память вишневый закат,
Спешащему вечеру шепчет: «Вернусь!»
2008

Анастасия  Беликова (г. р. 1987 )

***
С  годами  приходит  к  нам  мудрость,
Она – основание  истин.
Морская  ракушка,  нахмурясь,
Припомнит  летнюю  пристань.
На  долгую  зимнюю  вьюгу
Привет  лучезарного  солнца.
С  годами  мы  ценим  друг  друга
Слабей  иль  сильней –  как  придется.
Позднее,  без  распоряженья
Начальницы – тетеньки  важной,
Прекрасной  души  отраженье
Мы  видим  за маской  бумажной.
И,  плача  глазами  поэта
Мы  можем,  как  тень  белой  птицы,
Остаться  на  паперти  этой,
И  в  пепел  земной  обратиться.
Но  рвемся  в  стихию,  к  истокам,
Туда,  сквозь  молитвы  и  плети,
Где  льется  щемящим  потоком 
Важнейшая  мудрость  на  свете.
2002

***
Гром! Майский гром рассыпал хоровод своих оков.
Отопру балкон, чтоб заманить его сквозняк.
Ты меня закрыл в душном помещенье облаков,
Ты меня забыл, но сам-то оказался в дураках.
Я не улечу крылья все в заплатах и дрожат,
Если превращусь я в пар, значит, утеку.
Я тебя боюсь, боязнь, как тесто на дрожжах,
Я тебя люблю, размышленья подперев щеку.
2002

Наркоманка
Той ночью мне снилась наркоманка. Она лежала на грязном матрасе посреди пустой темной комнатушки. Ее голова была неестественно запрокинута, у кисти руки валялся пустой шприц. Предмет ее жалкого существа прекрасно вписывался в общий интерьер, вокруг нее валялось грязное тряпье и битые стекла. Обшарпанный подоконник красовался тройкой пустых цветочных горшков, в которых некогда обитали зеленые бегонии. Углы комнаты давно перестали быть углами: толстый слой паутины опутал их. Через окно лился холодный свет луны. Сегодня она была особенно красна. Своими лучами луна освещала жилистый подбородок , сухую грудь и руки наркоманки. Впрочем, едва ли верхние конечности этого тельца можно было назвать руками – это были адские щупальца в кровавых, незаживающих и гноящихся язвах.
В мозгу наркоманки проплывали образы из ее прошлой жизни, губы беззвучно двигались. Вдруг из ее груди на волю вырвался истошный вопль. Она знала, что не доживет до рассвета и уж давно была готова к смерти, а сейчас молилась самозабвенно, жадно, в последний раз…
Я проснулась в холодном поту. Свет уличного фонаря освещал кусочек стены, а на ней настенные часы: пять утра и иконку Божьей матери.
2003

Одна из зим.
Зажав в ладони, своей ладони,
Пучок молитв,
Я уезжаю в потусторонний
Мирок обид.
Купейных баек вдыхаю ересь
И рельсов "бум"…
Вдруг Кочеткова баллада – прелесть
Придет на ум.
И станет грустно, и станет больно.
Кто виноват?
И доиграть бы, но только сольно,
Последний такт.
Горька рябина… Я не придворный,
Я гордый мим.
Без разговоров приму покорно
Одну из зим.
2003



Элеонора Кулик (г. р. 1988 )

   ***
Пламя свечи согреет,
Но камень, увы, не растопит,
Если любовь умчится,
Пламя тихонько дрогнет.

Если любовь приходит,
В сердце огонь искрится,
Пламя тихонько дрогнет,
Если любовь умчится.

***
Огнем обожженная кожа души.
Пусть боль в глазах, ты дыши…
Пусть розовый след и назад хода нет,
И крылья – отрепья мечты…
Потушен пожар, но душа сожжена…
Огарки и пепел она.
Дождемся весны, тогда жизни ростки
Залечат следы от тоски…


***
Куда катится мир?
И куда мы идем?
Тихо вниз мы летим…
Для чего мы живем?
Жизнь и смерть, страх и боль,
Забываю себя.
В венах – боль, в реках – кровь,
Неизвестна судьба…
2004


Анастасия Штанько (г. р. 1985 )

***
Нежные лепестки роз –
Красный, багровый наряд,
Музыка моих грез,
Мысли ей вторят в такт.
Колкие – с болью – шипы
Трудно сорвать, подарить:
Алых диковинных роз
Без боли не погубить.
Тонкий их аромат
Манит, я как в бреду.
Ночью прокравшись в сад,
Я по тропе иду.
Сомкнуты лепестки,
Спят в тишине ночной,
И в этот поздний час
Запах их только мой.
2002
***
Я люблю тебя, осень,
Рада встрече с тобой.
И, мечтанья забросив,
Ухожу за зарей.
Легкий ветер качает
Золотистую проседь,
Осень вновь наступает,
Шелест листьев приносит.
Замирают деревья
В разноцветном убранстве,
Открываю в душе я
Чувство непостоянства.
Я любуюсь природой,
Наслаждаясь мгновеньем.
Осень, милая осень,
Ты – пора вдохновенья.
2002
***
Солнце согревает нежными лучами
Белоснежных веток бархатистый стан,
И блестит, сверкает, сочными полями,
Наступая, время с именем весна.
Мягкой акварелью на листы ложится
Цветовых оттенков яркий серпантин.
На этюд с подругой вышли насладиться,
Перелить эмоции в колорит картин.
Желтых одуванчиков шляпки озорные
Ветерок качает в  зелени травы,
Так легко, свободно время пролетает,
Как уходят в лето запахи весны.
2003

***
Ты  меня  потерять  захотел
И  укутал  в  сомнения  осень,
Ты  понять – что  в  душе – не сумел, –
Просто  бросил,  бессовестно  бросил.
Листопад,  дождь  холодный  в  глаза,
Следы – вмятины  редких  прохожих…
Наступила  моя  череда
Выбирать – для  меня  что  дороже?
Я  вдохну  ароматы  дождя,
Подниму  заплутавшие  листья.
В  мире  этом  не  так  уж  важна
Монотонная  линия  жизни.
У  причала  стоят  корабли,
Чайки  сбились  в  галдящую  стаю,
В  горле – холод  и  в  сердце – зима,
Не  оттаять  теперь, не  оттаять…
2003

***
Устало, избито, покорно бросаю на ветер слова;
листая забитое порно сквозь пальцы, пытая глаза...
По капле глотаю сомненья, топлю горечь прошлых обид
и жарю уставшие звенья изжитых святых панихид...
Нет смысла и запаха соли, покорного счастья лучей,
 нет боли и жизненной воли,
дуреющих сладких ночей, зависимых чисел и знаков,
паролей и трепетных слов,
слезами не хочется плакать и  жить, не считая шагов...
2008

Елена Лазченко (г. р. 1985 )

***
Вечерний город
Вечерний город тишиной объят,
Мерцают звёзды, фонари горят
И, словно речка, музыка журчит,
Поют сверчки, и город тихо спит.
Опять закрыло облако луну,
Я в темноте дороги не найду,
Но слышу снова вечера шаги
И шёпот ветра: «Спи, мой город, спи…»
2000

***
Я за тобой уже не полечу
Листом бескрылым в шуме листопада,
С осенним ветром я не закричу,
И  облакам  я хмурым буду рада.
Зачем мне солнце, небо и весна
Когда в душе давно дожди и вьюга,
И ночи, проведенные без сна
В воспоминаньях об измене друга.
Я за тобой теперь не полечу,
Хоть без тебя дожди и холода.
И от любви я сердце излечу
На час, на день, на вечность, навсегда.
 2002



***
Прощай навек, мой нежный друг,
Приходит к нам пора разлук,
И осень вновь стучится в дверь,
Проходит все, мой друг, поверь!
Я исчезаю вдалеке,
И в этой времени-реке
Воспоминанья островок
Оставит нам жестокий рок.
А осень скроет города…
Прозрачна памяти  вода
И воскресая, из дали
Плывут надежды корабли.
2003

***
О чем душа грустит, зачем глаза туманит?
Она уж не летит, ее любовь не манит.
Чужие города и призрачные дали
Как темная вода, сквозь пальцы убежали.
Пустые поезда, разбитые маршруты
Забыты навсегда, как память об уюте.
Дороги нет назад, меня никто не ждет,
А где-то райский сад и манит, и зовет.
2005

Елена Волкова (г. р. 1983 )

   Хайку
За окном печальным
Дует ветер и качает
Ветку с шоколадным листом.

Ах, как холодно…
Дрожит луна, серебрятся звезды,
Смотрят в мое окно.


Уже стемнело,
Хрустальный молодой серп
Повис за рекой.

Ночь черной кошкой
Прокралась
И засияли тысячи глаз.

Дремлет лунный мост,
Рыбы бесшумно ловят
Звездные капли.

Внутри граната
Семечки, словно бисер,
В шкатулке лежат.

Летят конверты:
Желтый, красный, багровый –
К солнцу спешат.

Прохладно снова.
Весна затерялась.
Кто обидел ее?

Сидит улитка,
Пьет серебряную росу,
Ветер качает ее.

Вырос на скале
Хрупкий голубой цветок.
Бескрайняя даль.

Прогрета земля
Солнечными лучами.
Цветет шиповник.

На черном небе
Прочертила яркий след
Звездная стрела.

Улыбается,
Шелестит листочками
Крупный орешек.

С осенними
Листьями ветка плавно
Плывет по реке.
2007

Ольга  Жукова (г. р. 1987 )

                           ***
Вышла в поле: там зацвел подсолнух –
Желтизна без края, без конца.
Радует мне душу чистый воздух
И, счастливая, я здесь одна.
Подниму подол чуть-чуть повыше,
Босиком по полю пробегу,
Я счастливая! – пусть все услышат,
Потому, что я тебя люблю!
А еще люблю леса и нивы,
Чистый воздух и журчанье рек.
Жаль, что нет тебя со мною, милый,
Я одна, но я счастливей всех!
 2004
Птица.

Жила на белом свете птица: красивая, необыкновенная, уникальная. Все у нее было: еда, дом, тепло и уют, но не было у птицы свободы – жила она в клетке, не могла парить в небе, как другие. Молилась птица о свободе…
И однажды забыли закрыть клетку, и вылетела она, расправила крылья и без оглядки устремилась в бездонное синее небо.
Летала птица среди облаков и была счастлива. И счастью своему границ не знала. Но недолго пришлось ей парить в вышине – устали крылья. И что? Не могла она опять вернуться в клтеку, а другого дома у нее не было.Маялась птица в безысходности и совершенно случайно набрела на приличный пустой дом. Вначале побаивалась, что вернется хозяин и выгонит ее, но хозяин не появлялся и осталась птица жить в этом доме. Счастье ее умножилось. Только одно беспокоит : боится потерять свое счастье – дом-то ее непрочный, без фундамента он. Боится птица, что подует сильный ветер , и рухнет ее дом. Тогда летает она вокруг него и трепещет. А пока нет сильного ветра, счастлива птица, потому что свободна.Иногда накатывает волна ностальгии по своей родной клетке. Жилось ведь там неплохо: еда была всегда, а в новом доме зачастую вынуждена она голодать…
Но ничто – ни золотая оправа клетки, ни вечная еда – не сможет заставить птицу вновь потерять свободу. И счастлива птица, что свободна она, хотя, может быть, дом ее рухнет.
2004

Олеся Баева (г. р. 1987 )

***
Грязный асфальт. Лужи.
Где ты, мой призрачный принц?
Жар мой давно остужен
В мутном потоке лиц.
Ты не звонишь, не пишешь,
Где мне тебя искать?
Мне нужно знать, что ты дышишь,
Как ты живешь, нужно знать.
2006

***
Мне страшно жить в огромном сером мире,
Мне страшно там, где дети умирают.
Ведь человек – мишень в проклятом тире,
Где через десять в точку попадают.
Я не открою свои окна настежь,
Я не впущу в свой дом ни странника, ни бога.
Мне злой туман давно глаза уж застит,
И для меня ничто теперь не значит много.
Я робот среди адского похмелья,
Среди машин, наркотиков и бесов.
Но где искать мне чистого веселья?
Я так давно не слышала хороших песен,
Душевность и любовь давно забыты,
Жестокость и болезни правят бал здесь.
 Все ценности от глаз моих сокрыты,
 Ну дайте же хоть капельку мне счастья…
 2006

***
Я спрошу о тебе у небесных птиц,
Что кружатся под сенью неба.
У от времени пожелтевших страниц
Я ответа всерьез потребую.
Я пишу давно стихи о любви,
И в каждом звучит твое имя.
Я стою на коленях у ног твоих, –
Ты этого ждал, мой милый?
Где ты, солнце мое, где ты, сердце мое?
Пусть мой крик донесет тебе Волга.
Я закрою тетрадь и забуду тебя,
Правда, совсем ненадолго.
2006

***
Осень прогорклая, жженая, томная,
Золотом солнечным опьяненная,
Сумрачным светом небес вдохновленная,
Плачет и плачет навзрыд, непокорная.
Плачет и плачет и все ей не верится,
Что её слезы снежинками сменятся,
Что заметет и завьюжит метелица,
Плачет и плачет и все ей не верится.
2003

***
Засыпает город за окном, застывает.
Небо улицы нетканым полотном  устилает.
Эти улицы давно без названия,
Словно черно-белого кино очертания.
В закоулках фонари желтым светом
Освещают новый мир незаметный.
Нет, Сулин, ты не грусти понапрасну
И, прошу, не забывай: ты же Красный!
2003

Елена Луговская (г. р. 1987)

Хорошее настроение
По городу гуляет безумная весна,
С ума все посходили – во всем её вина.
Природа веселится, кругом сирень цветет,
И солнце над землею горячее встает.

По площади иду я и на людей гляжу,
И счастье, и веселье в глазах я нахожу.
А небо –  словно море, как пена -  облака,
На сердце снова ясно, душа моя легка.

Цветы весна мне дарит, я улыбаюсь ей,
Сегодня мы до ночи гуляем вместе с ней.
И хочется всем людям лишь доброе дарить,
Как все-таки прекрасно на  этом свете жить!
2004

Анастасия Родионова (г. р. 1993 )

    Афродита или Как появились день и ночь.
Когда-то давно, когда трава была зеленее, а солнце ярче, когда птицы пели громче, а ветер нежнее обдувал лицо, когда люди и звери жили мирно, а лев обнимал ягненка, в райском саду богиня Афродита вышивала, сидя под молодильной яблоней. Она вышивала солнце и луну, звёзды и облака, и они оживали под её руками. Словно легкой кистью, водила Афродита еловой иглой по ткани, и звёзды танцевали для неё, а солнце пело.
            Взглянув на свою работу, богиня рассмеялась:
– Что ж танцуете, звёзды, коль не можете подарить мне свой свет?
Что же поёшь ты, солнце, коли не можешь никого ты согреть?
Солнце, парящее в вышине и посылающее самые ласковые и тёплые лучи Афродите, услышало этот смех и обратилось к богине:
- Всегда ты юна, всегда ты прекрасна. Душа твоя парит в небесах. Не смей же клеветать на тех, кто этому рад.
Испугалась Афродита, что разгневала всемогущее солнце, встала она и поклонилась светилу:
- Не гневайся, солнце, не гневайся! Обидеть тебя не хотела я. На рисунке моём вышитом – братец твой, еще не подрос он для тепла. Есть там луна, сестрица твоя серебряная, и звёзды, дети твои весёлые. Составили нити портрет твой, но не смогли повторить тебя. И не смогут, поверь, никогда.
Взглянуло солнце на Афродиту своими огненными очами и улыбнулось:
- Чего испугалась, богиня моя ты прекрасная? Я солнце, а любовь – свет мой, не могу я долго на тебя гневаться. Возвратись ты под яблоньку молодильную и сшей мне из нитей дождя и тканей гармонии плащ для плеч моих. Укроюсь я им, закутаюсь, и померкнет в нём свет мой негаснущий. И выйдут тогда пусть на небо чистое лунушка – сестрица моя серебряная и звёзды – дети мои весёлые. Пусть засияют в свете своем прекраснейшем! Покажут себя миру красному.
Села Афродита под яблонькой молодильной в райском саду невянущем и стала плащ вышивать из нитей дождя по ткани гармонии. Травою весенней  вышила, цветочной пыльцой посыпала, узором мороза расписала, да пляски огня добавила. И вышел плащ для солнца могучего из подруг его ласковых, да такой, что солнце засияло еще ярче, едва увидев его. Укрылось оно, укуталось, и померк свет его негаснущий. И луна прекрасная, и звёзды весёлые засияли во всем свете своём сладостном.
И с тех пор, незабытых и памятных, день и ночь творят мирскую гармонию.
2006

Зайчонок Василек

В одном большом-большом лесу, в корнях старого дуба, живет зайчиха. Зовут ее Заюшкой. Шерстка у нее пушистая, лапки ловкие, ушки чуткие, глаза зоркие. Есть у нее пять зайчат – четыре дочери да сыночек. Доченьки все умницы, да разумницы, каждое утро росою умываются, в лес по грибы по ягоды ходят. Все красавицы, как на подбор, да и имена у них завидные.
У старшей шерстка летом рыженькая, да такая, что поглядеть на нее все подсолнухи оборачиваются. Так и прозвали ее - Подсолнушек. Веселая она, боевая, а бегает пуще волка - никто на нее не налюбуется.
Вторая дочь - мечтательница. Как ляжет она у озерца, да станет в небо смотреть, так никто ее уже не дозовется. Начинает она на облака глядеть, да придумывать, на что они похожи. Там цветок висит, а вот лисица с пышным хвостом - все и не перечесть. Потому и звали ее Облачко.
Третья доченька  из дому не выходила. Сидела она у себя в комнатке, да в окошечко все поглядывала. Как увидит - мимо кто идет, сразу от окна отпрянет, глазки свои глубокие опустит, вздохнет и вновь подумает: "Почему же я такая робкая да пугливая?" Зорькой звали ее.
Четвертая дочка, хоть и малютка еще совсем, все-все всегда знала. И почему солнце утром красное, и почему луна бывает желтой, почему весной еды больше, чем зимой, под снегом, как найти север и восток, да как время по солнцу узнать. Звали ее все Капелька, за то, что была она маленькая и всегда такая чистая, беззаботная, как кристалик маленький.
И был у матушки - Заюшки сынок  Василек. Он в семье - младший ребенок, и потому все его поучают, как ему быть, да что делать, а ему это жутко не нравится. Сам он любопытный, все ему хочется попробовать и понять, только своим умом, а не по подсказке. Если уж он задумается о чем-нибудь, то пока не выяснит –  что да как, не успокоится.    
Вот такая семейка у нас в лесу живет!    
Однажды, когда наступило новое утро, Василек открыл глаза и мгновенно вскочил с травяной настилки, расположенной в его норке. Выбежав на полянку, он от радости и возбуждения подпрыгнул так высоко, что, как ему показалось, перепрыгнул молодую березку, качающуюся под дуновением утреннего ветерка. Когда он приземлился, то увидел перед собой крота, живущего неподалеку. Его шерстка была в земле, а глаза сонные. Прямо перед Васильком он оглушительно чихнул и неразборчиво буркнул: "Доброе утро". Сказав это, он поспешно скрылся под землей.
Оставшись один, Василек задумался: "А почему мы всегда говорим друг другу "доброе утро"?" Снедаемый этим вопросом, Василек отправился к сестрам.
Первым делом он нашел Подсолнушек. В это раннее утро она скакала на полянке среди леса, собирая росу.
- Доброе утро, Василек! - весело крикнула она, завидев братца.
- Подсолнушек, вот скажи, почему мы всегда говорим друг другу "доброе утро"?
- Ну, как-то же надо друг с другом утром здороваться? Почему бы и не говорить "доброе утро"?
"Не-е-ет, - думает Василек, - мы не поэтому так всегда говорим."
Тогда направился Василек ко второй сестре - Облачку.
Как всегда, нашел он ее, лежащую на спинке на мшистом берегу неглубокого озера с кристально-чистой водой глубокого лазурного цвета.
- Доброе утро, Василек, - сказала она, глянув на брата и вернувшись к созерцанию озерной глади, по которой пошла мелкая рябь.
- Скажи, Облачко, почему ты сказала мне "доброе утро"?
- А почему ж не сказать? Утро хорошее, свежее - вполне доброе.
- А если бы был дождь, ты бы мне этого не сказала?
Облачко задумалось.
- Нет, наверное, все равно сказала бы. Но ведь такое утро тоже было бы добрым, правда?
"Нет, так я ничего не узнаю, - решил зайчонок, - я лучше пойду к Зорьке, может она мне что-нибудь объяснит?
Подумав так, Василек отправился домой - где же еще быть Зорьке?
Постучав пушистой лапкой по кусочку коры старого дуба, служившему Зорьке дверью,  зайчонок вошел в комнатку сестрицы.
- Кто это? - испуганно воскликнула она, заслышав звуки, - А, это ты, Василек? Доброе утро!
- Зорька, зачем ты сказала мне "доброе утро"? - спросил Василек.
- А что, не надо было? - тут же заволновалась она, - Ты прости, я думала, тебе можно говорить "доброе утро".
- Да нет, ты просто ответь, зачем ты мне это сказала?
- Я же сказала: «Прости, я не знала, что нельзя было!» - Зорька волновалась все больше и больше, боясь обидеть брата, и Василек махнул лапкой:
- Ничего ты не поняла! 
Он вышел из норки, оставив расстроенную сестру.
После этого Василек направился к самой младшей сестре - Капельке. Он нашел ее  возле куста калины, где она безмятежно болтала с щебечущими птицами.
- Доброе утро, Капелька! - крикнул он ей.
- Доброе утро, Василек, - улыбнулась та.
- Скажи, Капелька, почему мы всегда говорим друг другу "доброе утро"?
Капелька посмотрела на братца проницательными глазами и улыбнулась:
- Вот ты сказал мне "доброе утро", и мне сразу теплее стало. Ведь этими словами ты пожелал мне добра и блага, - а это всегда очень приятно и очень важно услышать от других. Такие добрые слова, взгляды, поведение так и называются : "благожелательность."  Всегда приятно встретить того, кто отнесется к тебе благожелательно. От этого чувствуешь себя увереннее, счастливее, добрее.
Капелька еще долго рассказывала, а Василек слушал ее и думал, как же хорошо, что есть благожелательность. Ведь это так просто - желать всем добра и блага, а это так важно для других.
2007

Елена Цымбалова  (г. р. 1994)

Собака  и  мышонок
У  хозяйки  была  собачка  по  кличке  Умка.  Ее  так  назвали  потому,  что  она  была  белой  от  лап  до  морды.  Однажды  пошла  хозяйка  развешивать  белье.  Умка  в  это  время  смотрела  через  решетчатый  забор  в  огород. Вдруг  собака  метнулась  к  сараю,  послышался  грохот. Хозяйка  подошла  к  сараю  и  ахнула:  Умка  лежала  у  норки  и  не  давала  крошечному  мышонку  забежать  к  себе  в  домик.  Хозяйка  отогнала  собаку,  мышонок  был  спасен  и  все  были счастливы.  И  лишь  собака  осталась  в  недоумении…
2005

Екатерина Мележик (г. р. 1998)

Приключение девочки
Жила на свете одна девочка. Жила она в городе, в большом и красивом доме. У нее были разногласия с мамой и, в конце концов, она ушла из дома. Забрела в лес и пошла по тропинке.
На пути ей встретился голубоглазый заяц. Девочка с ним подружилась и они пошли вместе. На пути им встретился мишка. И, так как мишка был безобидным, они тоже подружились. А потом встретили волка, который хотел их съесть, но они убежали. Девочке стало страшно, и тогда новые друзья отвели ее домой.
2006

Александра Романовская (г. р. 1997)

Гостинцы от зайки
Жила-была девочка Аня. Когда она просыпалась по утрам, то под подушкой находила маленькие игрушки или конфеты. Девочка знала, что это гостинцы от зайки. Иногда вместо подарка лежала записка. Вот такая:
«Здравствуй, Аня!
В серванте, в вазочке, ты найдешь сюрприз.»
                                                     Зайка.
Или другая, в которой говорилось, где найти подарок. Ане очень хотелось самой читать записки от зайки, и она выучила все буквы, научилась читать и даже писать печатными буквами.
Однажды Аня попросила маму передать зайке свою записку:
«Зайка, мне не надо подарков, переходи ко мне жить.»
                                                                      Аня.
А зайка ответила, что не может, потому что надо кормить маленьких зайчат. Тогда Аня написала:
«Зайка, пришли в гости дочку».
                                          Аня.
И вот в один из теплых дней мама принесла маленькую корзинку, в которой сладко спал зайчонок. Аня радостно бросилась навстречу, погладила зайчика и сказала:
«Привет, Яна!»
«Пи-и!» – открыла глаза Яна и улыбнулась.
Янка все лето приносила гостинцы, а Аня кормила ее сочными одуванчиками. Когда Яна выросла, девочка отпустила ее в лес, к маме.
В конце лета Аня поехала в гости к бабушке, в Карелию, и еще долго находила в лесу, под елочкой, гостинцы от Янки.



Снеговик  в  Африке.
У  меня дома  живет  снеговик.  Однажды  он  рассказал  вот  такую удивительную  историю  про  своего  деда. В далекой холодной  Лапландии  жил  снеговик,  который  работал у Деда Мороза  Снеговиком. Как-то он услышал, что есть страна, в которой всегда  светит солнышко  и  растут  пальмы.  Дедушка  очень  мечтал  попасть в  эту  удивительную  страну, которая  зовется  Африкой. Поэтому Снеговик на Рождество попросил Деда Мороза исполнить его заветное желание. Мороз не мог отказать своему  другу,  ведь  он  верно  служил  долгие  годы. Вот  так  Снеговик  попал  в  Африку.
Он  очнулся  под  развесистой  пальмой,  возле  которой  сидела  девочка и уплетала банан. Когда девочка увидела Снеговика,  то  вначале  испугалась,  а  потом  протянула  руку,  в  которой
держала сочный банан и сказала: «Угощайся!». Снеговик улыбнулся,  взял  банан и спросил: «Как  тебя  зовут?»  «Латифа, – ответила  девочка, –  как  ты  здесь оказался?»  И  Снеговик  рассказал Латифе  свою  историю.
Вдруг он стал таять. Сначала растаяла одна  рука,  потом  начала  таять  другая. Латифа очень испугалась за  своего  нового  друга,  стала  думать, как помочь ему и придумала. Привела  девочка  Снеговика  к  себе  домой,  посадила  в  холодильник  и  накормила  мороженым.  Снеговик  попросил  Латифу  отправить  телеграмму  Деду Морозу  с  прсьбой  отправить  его  домой,  в  Лапландию.  Дед  Мороз и сам сильно скучал за своим  другом, поэтому с радостью выполнил желание чернокожей девочки. 
Когда   Снеговик  попал  домой,  Дед  Мороз  вылечил  его: слепил  новые  руки  и  подарил  нос – самую  сладкую  сочную  морковку.  А  Латифу  Снеговик  пригласил  на  Рождественские  праздники в гости к Деду Морозу.
2006

Алина  Черникова  (г. р. 1997)

            Сказка  о  принце  Дереке
            и  окаменелом  царстве.
В  некотором  царстве,  в  некотором  государстве  жил-был принц.  Звали  его  Дерек.  Однажды  он  отправился  на  охоту  и  набрел  на  избушку.  В  ней  принц  нашел  потайной  ход.  Любопытный  принц  пошел  навстречу  чудесам.  Увидев  странника,  Дерек  спросил:
 – Где  же  люди?  Почему  нет  живого  вокруг? 
Странник  молчал.  Ведь  он  был  окаменелым…  Дерек  продолжил  свой  путь  и  в  последнем  доме  увидел  принцессу,  наполовину  живую.  Принц  робко  спросил:
– Что  произошло  с  вашим  городом?
Принцесса  ответила:
– Нас  заколдовал  злой  волшебник.  Только  три  службы  в 
доме  на  холме  спасут  всех.
Принц  не  испугался  и  решил  отстоять  все  три  службы  и
спасти  город.  В  первую  ночь  к нему  приходил  домовой.  Хотел 
испугать,  но  принц  выстоял.  Пришла  заря  и  исчез  домовой.
Во  вторую  ночь  пожаловали  леший  с  водяным.  Как  не  старались  они  прогнать  принца,  ничего  у  них  не  вышло.  Утренняя  заря  вспыхнула  и  они  мигом  исчезли.  На  третью  ночь  заявился  Змей  Горыныч.
– На  куски  разорву,–  закричал  он,– когтями  задеру! Загрызу!
Сдвинься  с  места,  уходи  со  службы!
Но  принц  выстоял.  Утренняя  заря  вспыхнула  и  колдун
рассыпался  на  мелкие  кусочки.  И  тут  же  все  окаменелое   царство  ожило.  Шум  да  веселье  повсюду. Встретились  принц  и  принцесса.  Сыграли  свадьбу.  И  стали  жить  дружно  да  счастливо.
2006

Анастасия Орлова ( г. р. 1994)

Летающая девочка.
  Однажды гуляла девочка в городе. У неё было шестьдесят рублей. Вдруг она увидела шары и купила десять шаров белых, десять – красных, двадцать – зеленых, десять – синих и столько же розовых. С тех пор её больше никто не видел.

Ожившие куклы.
  А вы знаете, что игрушки ночью оживают? Так послушай рассказ про оживших кукол.
  Однажды ночью я проснулась от какого-то шороха. Это были мои куклы: Герти и Ингрит. Они разговаривали друг с другом:
– Наша хозяйка так любит меня, - сказала Герти.
– Меня она тоже любит, – сказала Ингрит, – но у меня старая одежда…
 На следующий день я пошла на рынок и купила много новой одежды куклам, а старую выбросила. Надеюсь, куклам это понравилось.
              
  Хрюша Маня.
Жила-была в одном дворе хрюша Маня. Как вы знаете, свиньи любят валяться в грязи, чтобы их не кусали комары и мухи, но домашние животные об этом не знали и поэтому называли Маню грязнулей.
Однажды Мане это надоело и она ушла жить на болото, которое находилось недалеко от двора. Вечером хозяйка обнаружила пропажу и стала ругать животных. На следующий день отправила кур искать Маню, но куры ее не нашли. Так все по очереди искали, но безрезультатно.
Увидела Маня с кочки, что ее ищут, обрадовалась и вернулась домой. С тех пор в этом дворе все крепко дружили.
2004

Ольга Казарина ( г. р. 1993)

Почему белки не живут в воде.
 Белка по имени Фрося решила узнать, почему белки не живут в воде. С этого и начались Фросины познавательные приключения. Фросин день начинается с того что она встает с кровати, а потом выходит из своего домика – дупла и прыгает с ветки на ветку. Она долго прыгает в поисках еды. И вдруг… Шлеп, Фрося уже не на ветках, а в воде барахтается.  Можно сказать, что ей грозила опасность: могла захлебнуться, утонуть! Но все обошлось.
 Фрося поняла, что белкам в воде жить нельзя. Белок может съесть огромная хищная рыба. Фрося больше не будет лезть в воду, потому что боится!
2004




Полина Гляденцева (г. р. 1993)

            Привидение.
Ночью я проснулась от странного шороха, открыла глаза и села. Вдруг вижу, дверь открывается и в комнату тихо входит привидение. Я испугалась и сказала: «Уходи!». Но тут привидение нырнуло под кровать и уже оттуда вылезла моя веселая, хитро улыбающаяся сестренка. У нее в руках был пакет. В пакете оказалось несколько бутербродов и два мороженых. Эта маленькая шалунишка решила устроить ночью банкет! Остаток ночи мы провели за веселым разговором и поеданием бутербродов.
2004

Принцесса  Эйлин
В  одной  Хрустальной  стране  жил  король  Эдуард VI.  У  него  была  дочь  принцесса  Эйлин.  Еще  у  короля  была жена-
королева  Виктория.
Приближалось  время  Нового  года.  Эйлин  очень  любила
Новый  год,  но  у  нее  не  было  ни  братика,  ни  сестрички, поэтому  каждый  Новый  год  она  встречала  одна.
Король  и  королева  встречали  Новый  год  в  Золотой  стране, так  случилось  и  в  этот  раз.  Король  с  королевой  уехали,  а  Эйлин  осталась  одна  в  огромном  дворце.  Она  решила  пойти  погулять.  Когда  принцесса  вошла  в  сад,  в  небе  появилась  звезда – самая  яркая в  ее  жизни.  Звезда  сверкнула  и  поплыла  по  ночному  небу,  как  будто  зовя  за  собой.
Звезда  привела  Эйлин  к  замку.  Принцесса  вошла  в  замок  и  увидела  прекрасную  даму  в  сверкающем  платье.  Это  была
волшебница.  Она  спросила:
-Эйлин,  я  знаю,  что  ты  хочешь  иметь  сестренку.
-Да,  это  так.
-Я  подарю  тебе  сестру,  если  ты  выполнишь  три  моих  поручения.  Первое:  сходи  в  зачарованный  лес  и  принеси   мне  самую  красивую  елку.  Второе:  из  волшебной  башни  принеси  мне  Новогодний  камень.  И  третье:  из  сокровищницы  твоего  папы  принеси  мне  Новогоднюю  воду.
Эйлин  согласилась  и,  так  как  ей  никто  не  препятствовал,
все  исполнила.  Когда  Эйлин  снова  пришла  к  волшебнице,  то  увидела  маленькое  прелестное  создание  с  голубыми  глазами,  золотистыми  кудряшками  и  румяными  щечками.  Волшебница  сказала:
-Эйлин,  это  твоя  сестра,  люби  ее,  а  я  тебя  покидаю.  И исчезла.
Эйлин  взяла  за  руку  девочку  и  повела  ее  во  дворец.
Когда  король  и  королева  вернулись  и  увидели  девочку,
король  пошутил:
-Какая  чудная  девочка!  Только  плохо,  что  на  следующий  Новый 
год  придется  покупать  на  несколько  подарков  больше.
2005
                                  
Юлия Лысенко (г. р. 1994)

Шляпа.
В одном городе, где люди ни на секунду не переставали двигаться, с человека слетела шляпа. С этого момента и началось ее путешествие. Под потоком ветра она летала и ударялась о каменные стены, столбы. После ее подобрали мальчишки, стали примерять по очереди, воображая, что они знатные джентльмены. Потом ее подобрал фермер и надел на чучело. Вдруг начался ураган, подхватил шляпу и понес ее в город. Там ее подобрал мужчина и надел на лошадь. Тут и закончились приключения шляпы.
2004

Чудесный город.
Вы можете заглянуть под кровать, но ничего там не увидеть. А вот девочка Катя заглянула и увидела то, о чем сейчас я вам расскажу.
Однажды, придя из школы, Катя решила посмотреть картинки из своей любимой книги и полезла под кровать. Чего там только не было! В глубине Катя заметила небольшую дверцу и решила посмотреть, что там? Она взяла фонарик, нащупала ручку и попыталась открыть дверь, которая оказалась очень тяжелой, и Кате пришлось приложить немало усилий. Наконец дверь открылась. Во тьму вели огромные ступени – Кате пришлось перепрыгивать с одной на другую. Она немного спустилась. В глаза ей ударил солнечный свет.  Катя вошла в цветущий сад, где ее окружили цветы необычайной красоты, кусты с изумрудными листами, ветви из серебра. Но особенно бросилось в глаза то, что бабочки, жучки и стрекозы там двигались задом наперед. Катя шла по парку. Все казалось ей удивительным и необычным. Она вышла из сада в огромный и очень красивый город, но люди там тоже пятились назад и смотрели на Катю с удивлением, а некоторые с недоумением.  Дома в этом городе были из золота и бирюзы,, улицы отделаны алмазами и рубинами, стеклянные цветы выглядели богато и красиво, но в них не было нежного аромата. Кате вдруг очень захотелось домой, но она не знала, куда идти, – город был ей незнаком, и она решила идти куда глаза глядят. Долго Катя шла по городу, который казался ей бесконечным, но, не смотря ни на что, не могла налюбоваться  этими прекрасными домами и удивительными цветами. И вдруг наступила темнота. Катя удивилась не тому, что настала ночь, а тому, что настала она почти мгновенно: за считанные секунды блеск города поглотила кромешная тьма. Вскоре немного развиднелось, и Катя увидела, что стоит не посреди прекрасного города, а в ужасном темном лесу. Из-за каждого шороха Катя вскакивала с  места и дрожала от страха. Ей казалось, что ее окружают страшные звери, а не ветви деревьев, и Катя  от ужаса зажмурилась. Но тут она услышала очень знакомый звук: казалось, мурлычет ее кошка Муська.  И тут катя услышала мысли, которые доносились вместе с мурлыканьем: «Пойдем со мной, я приведу тебя домой, только закрой глаза.» Катя так и сделала, и через некоторое время опять прозвучало: «Открой глаза!» Катя открыла и очутилась у себя под кроватью, закрыла дверь и вскоре о ней забыла, а когда выросла, рассказала о пережитых приключениях своим детям.
2005
.
Каникулы
Как  долго  тянутся  школьные  дни  перед  каникулами.
И  вот  наконец-то  настала  желанная  пора. Мы  с  сестрой  придумали  заранее,  что  на  каникулах  будем делать,  куда  пойдем  на  санках  кататься.  Даже  по  ночам  иногда  мне  снилось,  как  я  весело  съезжаю с  нашей  горки.
Но  погода  нас  обидела:  снег  растаял  и  на  улице  стало слякотно,  сыро.  Тогда  мы  с  сестрой  решили,  что  в доме  тоже  можно  весело  провести  время.  Мы  рисовали,  делали  поделки,  но  это  нам  вскоре  надоело.  И  толькомысли  о  Новом  годе  не  давали  нам  падать  духом.И  вот  он –  сверкающий бенгальскими  огнями,  бахающий   веселыми  хлопушками,  переливающийся  всеми цветами  радуги  Новый  год - главная  радость  зимних  каникул.
2005

Елена Земба (г. р. 1992)

            Королева рыбалки.
Однажды поехали мы с папой на рыбалку. Было это в конце августа. Погода стояла пасмурная, то и гляди пойдет дождь. Мы с папой решили посоревноваться: кто больше поймает рыбы. До этого я много раз была на рыбалке, но мы никогда не соревновались. Я никогда не думала, что рыбалка это и есть мое хобби. Я ловила рыбу одну за другой, а папа некоторых выпускал, потому, что они были недостаточно велики. Мне нравилось ловить рыбу с каждым мгновением все больше и больше. Я чувствовала, что имею какую-то власть над рыбами. Вскоре стало смеркаться. Мы с папой сравнили улов: я выиграла на одну рыбу. Правда, папа не посчитал те, что отпустил раньше. Но я считала себя в этот день королевой рыбалки!

Металлические ласты.
Однажды утром одной маленькой девочке захотелось искупаться в море.
Она видела, что многие мореплаватели, чтобы погрузиться в воду, надевают на спину что-то металлическое, а на голову какую-то шляпу. Решила она повидать морские глубины. Нашла в огороде два куска металла, но привязала их не к спине, а к ногам, так как это было удобней, а на голову надела целлофановый пакет. Решила девочка, чтобы легче было погрузиться, спрыгнуть с вышки. Бульк…
С тех пор ходят легенды о морском дьяволе.
2005

  Ник  и сиротка Настя
 Как-то раз гуляли мы с Ником – моим песиком – недалеко от дома моей тети: она живет в квартире. Решили зайти к ней. Ник шел без поводка – он добрый, укусить никого не может, только лает из любопытства, а также хорошо знает, где живет тетя. Но, говорят, у собак есть такой инстинкт, что пес может почувствовать чужую грусть, и тогда он обязательно рассмешит бедненького человечка, которому чуть-чуть взгрустнулось.
 Но увы, я ошиблась в способностях Ника. Мы поднимались по лестнице, все было спокойно, но только до второго этажа. Неожиданно Ник громко залаял.
Я догнала его, взяла за поводок и повела дальше, ничего не заметив.
 У квартиры тети я позвонила, но  никто не открыл. Видимо, там  никого не было. Мы стали спускаться вниз, и тут я увидела того, на кого пес лаял: это была девочка, которой мне захотелось помочь.
 Я спросила;
- Что случилось?
Она сказала, что её выгнала из дома мачеха.
- Когда мои родители умерли, меня отправили в детский дом, а потом удочерили.
- А за что тебя выгнали?
- За то, что я не смогла убрать в комнате.
- Да, дела плохи. А как тебя зовут?
- Настя.
- Ну если так уж плохи твои дела, пойдем, Настя, со мной. Я уверена – тебе надо отдохнуть, попить чайку и  все выяснить.
- Нет, я  боюсь.
- Не бойся,  Настюшка, - сказала я и протянула ей руку.
Настя согласилась.  Мы пришли домой. Мои родители давно хотели себе еще одну дочь, но  обстоятельства не складывались. Поэтому они нормально отреагировали. Я им все рассказала. Затем папа что-то шепнул маме на ухо, и они ушли в другую комнату. Посовещавшись, они пришли и сказали :
- Настя, как ты смотришь на то, что мы тебя удочерим? Не  бойся, мы хорошие.
 Настя сначала испугалась, но, посовещавшись со мной, согласилась.
 Папа сказал, что завтра пойдет к её приемным родителям и составит договор, так как считает, что они согласятся.
 Так оно и было: те сразу согласились и составили  договор, затем папа перевез Настины вещи и пошел оформлять документы.
 Все мы сделали за один день, правда, поморочиться  пришлось, но ничего: главное, у меня появилась сестра, а у Насти – новая семья.
2004

Анастасия  Шумайлова (г. р. 1988)

Дуб
Стоит  на  высоком  бугре  дуб,  высокий  и  красивый, с  зелеными  листочками,  потрескавшейся  корой.
Возле  дуба  много  разных  трав,  молодых  стройных деревьев.  Летают  бабочки, садятся  на  дуб  птицы, поют  песенки.
 И  осенью  красив  дубок.  Весь  в  золотом
платье – желтых  листьях.  Стоит,  любуется  своею  красотой.
2004

Оксана Кобытченко (г. р. 1999)

Сказка про кота Чёсика и валерьянку.
Жил-был кот. Он был умен, силен и хитрён. Когда хозяйка уходила на работу, он был силен тем, что хватался лапами за форточку, подтягивался и прыгал на стол. А хитрен тем, что он прыгал на стол и оставлял на нем грязные следы. Хозяйка, вернувшись с работы, вытирала следы и ругалась: «Вот гадский потрох!»
И вот однажды, в хороший день, хозяйка собралась на работу, а кот Чёсик прыгнул, схватился за стол когтями, оставляя за собой царапины. Увидел валерьянку, прыгнул на стол, свалил пузырёк и спрыгнул на пол. Открыл зубами пробку, рассыпал таблетки и все съел.
А хозяйка, вернувшись домой, взяла пузырёк, выкинула его, нашла Чёсика и сказала: «Никогда больше так не делай!»

2006

================================================================================================================================================



КАМПОС Ассоль



Чертовы пальцы.


Избранное

***
Мне с тобою с ума сойти весело-
Луч смеется, весну затая,
И купается в сини песенка,
Светлая, как любовь моя.
Мне с тобой так легко и радостно:
В глаз твоих золотую даль
Под ликующим алым парусом
Мчится солнечный мой корабль.
Слышен гонг льдов, цветущих розами,
Здравствуй, свет мой, сорви голова!
Перезвоны летят березовые,
Купиной расцветают слова…

***
Тихой лаской овеяны дни:
Это ты улыбаешься мне.
Город звездами теплит огни,
Забываясь в доверчивом сне.
Золотистая осень разлук
Пригубила фиал красоты.
За  речных переплетом излук
В светлом облике видишься ты.
Ой, загадка с улыбкой шальной,
Из какой же ты тайны возник?
Ясно вижу за тонкой спиной
Белых крыльев трепещущий миг.

***
В тебе - мое спасение,
восторг и упоение,
и головокружение,
и сердца гулкий сбой,
   Отчаянье, смирение,
блаженство единения,
падение, парение -
все рождено тобой.
Тебе - мое томление,
влюбленное падение,
стремление, горение
и верности обет,
Тебе - мое везение,
мое благоговение,
мое благословение-
все, жизнь моя, тебе!..

***
Весна обьятья марту приоткрыла
И дня  качнула солнце – колыбель,
И вновь я обо всем с тобой забыла,
Вновь утонула жизнь моя в тебе.
Сережки цвета нежного  фисташек
С берез летели в искристый песок.
И волосы, как лепестки ромашек,
Мне щекотали губы и висок.
И любовалась я горячим светом
Лучей в ресницах - травах у щеки,
И нежилась в томленье разогретом
Твоей бездумно-ласковой руки.
Я знаю, есть всему свои пределы,
Я знаю, все пройдет - и страсть, и боль,
Но я живу тобой, и нет мне дела
Ни до чего, пока дышу тобой.

***
А дни бегут неотвратимо,
Меняя маски без конца,
И все прекраснее, все зримей
Сиянье твоего лица.
Звенит во мне  водой глубокой
Твой смех  и я  в себе вольна.
За что мне, бог мой кареокий,
Такая радость суждена?

***
В сердце бал молодой весны,
Половодья могучий гул;
Орхидей потаенные сны
Лепестками на талом снегу.
К экзотически - яркой звезде
Клетки - грудью, крылом круша,
На бескрайний простор, за предел
Прорывается мощно душа.
За надменную память глаз
И за их внимательный лед
Я бокал поднимаю за нас,
За звезду и за путь вперед!

***
Солнце топчет снег, и он горит
Блеском нестерпимым, сердится,
Пухнет и проваливается, ворчит,
Превращаясь в ручеек - веретенницу.
Школа раненая в небо  сломанным плечом
Дерзко и нахально упирается,
И играет  облака надувным золотым мячом,
Дразнит тучи,  и они, гомоня, расступаются.
Яростная молодость  отрицающей зиму мечты-
Господи, как в классе скучно! - но, благоуханный,
Рядом твой висок склоненный - списываешь ты
У меня деловито, расставляя орфограммы.
Господи, как мил ты в глупой важности своей!..
Холодными реками синяя весна растекается,
И я, скользнув взглядом по нежной щеке твоей,
Чувствую, что все во мне неудержимо улыбается.
Нет в мире радости невыразимей лица,
Взволнованного от улыбки смущенно-растерянной :
Вот ты пойман как обычный, бестолковый пацан,
Бог мой, фальшиво-независимый и самонадеянный!..

***
Я люблю наблюдать, как ты списываешь-
Словно случайно бросая взгляд в мою тетрадь.
Я любуюсь тайно глаз твоих сиропом с вишнями,
И тону в нем, не собираясь от этого
 наслаждения бежать.
Я задыхаюсь от нежности в этой щемящей сладости,
Слушаю дыханья чистый звук -как благую весть,
И бездомное сердце мое холодеет
 от поглощающей радости
Знать, что ты, божество узколицее,
 древнее ,все же есть!..
Океан человеческих судеб, вероятно, закашлялся,
И меня штормом выбросило
 на неведомые твои острова.-
Так в середину цветка, что от утренней росы оправился,
Теплый ветер заносит эльфов ,пчел и фей пировать.
Все в лице твоем нежном абсолютно неправильно,
 Все пленительно - ласково, как летних сумерек зов.
Я люблю в тебе все, мой божественный,
Мой медовый, старательный-
Мой писатель, мой ученый, мой гений,
Мой цветок с золотых островов!..

***
Месяц полон грусти сладкой,
Вечер полон ароматов.
Ты зовешь, моя загадка,
За предел души куда-то.
Я твои целую пальцы
И любуюсь их опалом.
Я их бережно, как святцы,
Ночью на груди держала.
Сны мои - цветные птицы
Над тобою так и вьются.
Сладко мне тебе молиться -
Звуки в горле льются, бьются.
Ах, истома, ах, блаженство!-
Все в тебе соединилось.
О восторг! О совершенство!..-
Боже, боже, я влюбилась!..

***
Вздымая шлейф воды и брызг,
Ревет плотина, землю роя.
Благоразумье  звонко - вдрызг!
Я - впереди, а все - за мною.
И гонят дикою ордой!-
Охота мчит и завывает,
И тростниковое копье
Твое мне сердце пробивает.
Ты мой охотник. Вот они,
Твои закинутые руки,
И, падая, я вижу нимб
Твой темный, идол моей муки.
Да полно, я не убегу,
И добивать меня не надо:
Я оторваться не могу
От твоего ночного взгляда.
И встать нет сил. И ты затих,
Забыв копье, игру, обычай,
И я у ног лежу твоих
Законно схваченной добычей.
Быть посему!..Ведь это так:
Ты победил, и в моем сердце-
Твое копье. Какой пустяк!-
С ним вдвое слаще будет петься.

***
Смеясь, поет душа, словно она,
Совсем как в дельте илистого Нила,
Опять незабываемо полна
Охотой на гигантских крокодилов.
И день был удивительно пригож,
Слезами ангелов на травах обозначен,
И сам ты был на этот день похож,
Темноволосый длинноногий мальчик.
Обвал шипящей кружевной воды
Швырял воздушно-снежные каскады,
И крокодилов мокрые следы
Вели в мир колдунов и водопадов.
Весна!..Болит душа, цветет апрель,
Хохочет жизнь грешащею весталкой.
Зной, крокодилы и вихрастый Лель
Смеется так, что прошлого не жалко.

***
Циферблат ночей и снов
Света солнечного дня.
Сколько звонких сладких слов
Накопилось у меня!
И созвучий, и молитв,
И цветов, и звезд, и звонов,
И раскрашенных драконов,
И русалочек, и нимф!
Все тебе я подарю-
И любовь, и наслажденье,
И тоску, и наважденье,
И хрустальную зарю.
Зацелую, уведу
В мир страстей и сладострастья
И полуночного счастья
За разлуку и беду.
Словно эльф ты ведь и сам:
Взгляд изменчив и не верен.
Ну так что ж? - Ты мне поверил? -
Привыкай же к чудесам!

***
Весь ты - цвета ржи и кофе,
И китайских крошечных кафе,
Весь - как иудеи на Голгофе
В ожиданье аутодафе.
Льются, льются слов твоих потоки-
Не пророческих, святых, а - просто так.
Преуспели б много на Востоке
Твои медоносные уста.
Кто ты, непонятный и нездешний,
Кроткий мой, саму себя губя,
Как люблю я - милого -тебя!

***
  Свеж твой взгляд, и чист, и ласков-
  Да вот что ж?-
  На приснившуюся сказку ты похож.
Так светло ты улыбаешься всегда,
Что лучисто зажигается звезда,
И беседует со мною с высоты,
И, подмигивая, шепчет,-ну а ты?
Молод ты, хорош и нежен в сказке той.
Ты - цветок медовый, свежий, золотой.

***
Я впервые видела ангела больного.
Все ассоциации только с Палестиной.
Вкус в душе чего-то явно неземного-
Как листаю книгу Библии старинной.
Желтый-желтый мальчик близко - тронь рукою!-
Тяжело пригнулся от своей болезни.
Может, это крылья тяжки за спиною?
Может, гнет неясный жизни бесполезной?
Ангел милый , нежный, я тебя узнала:
Мне глаза твои о том - вечные – сказали.
Встречи на земле с тобой одним желала-
Утоли моя, мой друг, скорби и печали…
***
У тебя глаза кошачьи-это плохо-
Пестрые, как - полдня - луч в листве.
Рыжий – осени - павлин опять заохал
О твоей небрежно-важной голове.
У тебя глаза больные - это плохо.
Весь ты -словно хрупкий лист письмен
Канцелярии - святой - царя Гороха
Древних-древних основательных времен.
У тебя глаза пустые - это плохо.
Значит-не надеяться, не звать.
Не поднять в тебе мне чувства переполоха,
Никогда крутой висок не целовать!

***
Играют веселые тени
На баночке с надписью «Крем»,
Царит атмосфера смятенья ,
И - глаз твоих пестрый гарем.
Наш вечный папаша тасует
Колоду неверную дней,
И профиль твой нежный рисует
На дымчатой сетке теней.
Мелькают подъезды, ступени,
И жизнь, вся в листках теорем,
Все тени, все тени, все тени,
И - глаз твоих пестрый гарем.

***
Мое сердце - в тревожном плену
Твоих губ, твоих глаз, твоих рук,
Безнадежно и молча тону
В черном зареве сказочных мук.
В голубые пучины ночей
Сходит солнце, устало чадя.
Его слезы - в мерцанье свечей,
Они в душу, как звезды, глядят.
И откуда-то с дальних небес,
Презирая пришествие дня,
Черной ночи роскошный портшез
Духи ночи несут для меня.

***
Золотое мерцанье зрачков
И кофейная мгла очей-
Мне не нужно ни мыслей, ни слов
Для тебя, порождение фей.
Мне не нужно видеть, чтоб знать:
Ты на встречу легко идешь.
Мне об этом может сказать
Тонких рук веселая дрожь.
И не нужно губ целовать,
Чтоб узнать, как они хороши:
Что ты есть - мне достаточно знать,
Моя дивная сказка души…

***
В очертаньях будней привычных
Появился мне знак:»Молчи!»-
Виноградины глаз горчичных
От пятнадцати лет горячи.
Я усталой ночной русалкой
Греюсь возле души твоей:
Ведь тебе все равно не жалко
Виноградного солнца дней.
И - бог весть-что станет со мною:
Мне , больной, сам от счастья пьян,
Льешь в пригоршни вино золотое,
Виноградно - шалый дурман.

***
Раствориться в твоем потревоженном взгляде,
Стать твоей незаметной скользящею тенью,
сделать богом в таинственном древнем обряде
В темном гроте, в кустарников пестром сплетенье;
И молиться, лежать на камнях обомшелых,
Жизнь как жертву сложить у подножья родного-
Ты из камня?-Так что ж?-Среди скал поседелых
Я тебе посвящаю волшебное слово.
Я слезами омою сто раз твое тело,
И оттает оно от смертельного хлада.
Я тебя оживлю, как творец-Галатею,
И иного желанья и счастья не надо.

***
Тихой речушки извивы,
Прелесть погасшего дня.
Сладкими вздохами ивы
Нежат и холят меня.
Желтых кувшинок раздолье
темная заводь таит.
Мягко степное приволье
Стелется в думы мои.
Сердце легко и беспечно
ясной любовью горит.
Вьется по россыпи Млечной
Дым от костра до зари.
В зелень - пижамок - одеты,
Клонятся долу цветы,
И улыбаешься где-то
Сонный и ласковый-ты.

***
Весенний дождь. Как пахнут тополя!..
Душа полна до пенистого края.
И дождь в себя-полночная земля-
Как солнца свет - Даная - принимает.
Ночь перед Вербным. Благостная лень.
Шепчу завороженно твое имя-
И-под ноги ложится мягко тень,
Как листья пальм-Христу в Иерусалиме.
И капель нескончаемый канон
Мелодией ликующею бьется:
Как пал библейский грозный Иерихон,
Так сердце мое чувству отдается.
И неба фиолетовый орех
Фиалки ароматы льет и множит…

***
Я никак не могу повзрослеть,
Я никак не могу поумнеть:
Мне блаженство - при встрече с тобой-
На тебя, улыбаясь, смотреть.
И на сцене, и в жизни ты мил,
И на сцене, и в жизни хорош.
Зачарованно любуясь, смотрю,
Как светло и легко ты живешь.
Ты к себе меня властно влечешь.
Я и рада б, сбежав, повзрослеть,-
Но ты слишком, ты слишком хорош,
Мне нельзя на тебя не смотреть!

***
Уже отцветают вишни,
Глаза ласкают березы,
Уже появляются розы
И одуванчики вышли.
Уже обихожены дачи,
Уже поля зеленеют-
И только сердце стареет
И тихо, горестно плачет…

***
Ты приходишь ко мне и в тревожном сне
Обольстительно-мягко смотришь в глаза.
Как пленителен ты и желанен мне-
И как страшно об этом тебе сказать.
Улыбаюсь бесстрастно-тепло тебе
И холодной рукою касаюсь других-
Мы одни в этой пестрой людской толпе,
Ты - один в моем сердце и думах моих.
Я повенчана ночью и я сестра
Серебристой владычице снов-Луне,
И молюсь, чтоб осталась она добра,
И опять ты виденьем пришел ко мне.
Обаяньем твоим обогреты дни.
Как в ловушку сердце твое заманить?-
Чтобы - роз аромат, чтобы мы одни,
Поцелуя блаженство до дна испить?

***

Душа незрячая трепещет в пустоте:
Она больна пророчеством Сивиллы-
За страстное стремленье к красоте
Она меня со счастьем разлучила.
Я зачарована растущею тоской.
В теснинах снов чужда отдохновенью,
Я мучусь-неразгаданным - тобой,
И нет мне ни спасенья, ни забвенья.
Как отдаленный смех, манишь меня,
Но на душе - печать. И добавляю
В глаза надменные холодного огня,
Тебя у школы по утрам встречая.

***
Прозрачный яхонтовый взгляд-
И искры кофе в брызгах ночи.
Что ты мне молча напророчил-
Сказал израненный закат.
Не отвернуться от любви,
И не спастись от злого жара,
От семицветного пожара
Очей мерцающих твоих…

***
Я так тебя ждала!..Затерян меж ветрами,
Мой мир угас без света и без сна-
А я молилась в ночь горячими губами,
Отчаянно шепча святые имена.
И вновь, еще ждала. Менялись дискотеки,
И матчи, и огни, друзья и вечера…
От горьких слез ночных отяжелели веки-
Но я еще ждала – возможное - вчера…
Все смолкло. Но я жду – привычно-возвращенья.
В душе - последний звон замерзшего стекла…
Тепла хочу, тепла! –не крови и не мщенья,
Поруганной моей любви-чуть - чуть тепла…

***
Пролетели, промчались - по глади небес - благородные кони,
И иконно-суровый Илья алым отполыхал;
Не спастись от себя, не уйти от упорной погони,
И не скоро еще миражом засветлеет привал.
Друг и враг-все равны, всех сравняли мне -палево-фрески;
И прищур пестрых глаз-как отточенный хохот клинка;
И танцуют вечерних огней среди крон арабески,
И колотится сердце ,немеет язык и слабеет рука.
Кем мне был присужден-сатаной или богом - мой жребий-
Из дали любоваться тобой?-Все гаданья сошлись,-
Чтобы снова и снова ,свидетель небесного дерби,
Замирала я, глядя в глаза твои - мою высь?..

***
О слабый, нежный, отзовись!
Позволь к душе твоей прижаться
И потрясенно разрыдаться,
Целуя сбывшуюся жизнь.
Хоть на мгновенье мне даруй
Тоску и счастье видеть очи,
В которых пляшут блики ночи
И тайны родниковых струй.
Я их люблю. Явись, явись!-
Люблю тебя, целую землю,
Где ходишь ты,-я все приемлю,-
О, милый, милый, отзовись!…

***
Я словно беру тебя в руки
 Средь прочих, реальных картин.
Несут листопады разлуки
Обрывки лесных паутин.
Ты, словно полотна Ван Гога,
Небрежностью линий хорош-
Побыть бы с тобой хоть немного,
Пока навсегда не уйдешь.
Я словно беру тебя в руки,
Лицом зарываюсь в тебя.
Летят снегопады разлуки,
И вьюги несносно трубят.

***
Вечереет. И звезды, как нездешние рыбы,
Уплывают, смекая, что идут корабли.
Утомленное солнце удержать не смогли бы
Все капризные боги нашей грешной земли.
Паруса ожиданья и Летучий Голландец.
И предвестье печали-в глуби тающий - свет.
И роскошный закат уцепился за шканец,
И, как школы Бежара, волн зеленый балет.
Над сиреневым миром-черный зонтик Вселенной.
Солнце скрылось за морем, выполняя обет.
Вечереет. Душа-как бокал влаги пенной.
Я люблю тебя милый, доброй ночи тебе.

***
Когда мой прихотливый мозг
 Перенасыщен информацией,
То, образам придавши лоск,
Рождает он ассоциации.
И видишься ты мне тогда
Среди толпы над Иорданом,
Иль на иконе Феофана,-
И - мимо дни, часы, года…

***
Сегодня я у дьявола в плену.
Гордыня адская огнем меня сжигает,
Вальс саламандр мне место уступает,
И я в пучине пламени тону.
Пуста сегодня и нага душа.
Лежат полоски вырезанной кожи-
Я не боюсь. Они на путь похожи,
Которым к духам мрака я пришла.
Меня извел сомненья тяжкий сон;
В безлюдном сердце цепенеет ревность,
Оно - лндник. Одна его потребность-
С твоим стучать в холодный унисон.
Я не боюсь ни пыток, ни тоски.
Я над людьми давно как луч заката,
Я власть пережила любви и злата
На черном берегу - страстей -реки.
Я не боюсь ни крови, ни огня-
 Я в нем от муки к жизни возвращаюсь
И дьяволу -кем стал ты для меня!..

***
Твои глаза теплы от солнца,
Светла улыбка от берез,
И грустно боль моя смеется,
Своих не сдерживая слез.
Ты так далек и недоступен,
А мне так мало, мало лет,
Что чужд тебе мой черный бубен
И пара старых кастаньет,
И тонкий флер движений страстных,
И хмельный и туманный взгляд-
Глаза с надеждою напрасно
Тебе вослед мои глядят.
Тебя в строках стихов целую
И мир, как смех, тебе дарю,
Тебя желаю и ревную,
И гордым бешенством горю.
Но - о, не верь!-легко сорваться,
Увидя, как легко дыша,
Уж будут губы усмехаться,
Пока домолиться душа.

***

Меня ночные тени обступили
И настороженно, ревниво ждут,
Когда любви серебряные крылья
Струну души в размахе разорвут.
Тогда стихи тугой струей польются,
И ветры сладких слов шатры совьют,
И звукам чистым звонко отзовутся
Высоты, где архангелы поют.
И будет в песне той ночная свежесть,
И губ твоих необретенный рай,
И боль утрат, и горечь слез, и тяжесть
Бокала с пеной, бьющей через край.
Создав тебя, печатию отметить
Решил Господь, и вот ты стал,
Попав в моих речей густые сети,
На красоты высокий пьедестал.
Смешно, но я люблю тебя, изящный,
Тобой любуюсь на свою беду,
И за восторг страстей моих кипящих
Смеясь, горю живьем в немом аду!

***
Упоительный бархат пионов,
Потаенная ночь лепестков-
Словно нега томительных стонов
И исписанных нервно листков;
Словно заросли дикой малины,
Словно губы в цветочной пыли,
Словно песни старинной и длинной
Звуки, что навсегда отошли.
Словно ночь колдовства и измены,
Словно свет запоздалой зари,
Словно мука случайного плена,
В келье брошенные тропари;
Ах вы, знаки беды и разлуки,
Ах, разбойники !.. - ну , ничего,
Я беру вас, растрепышей, в руки,
Как лицо дорогое его…

***
Фонарь голубой мне печально мигает,
Спят люди и полки, купе спят пустые…
А там, за окном, от меня убегает
Россия, Россия, Россия, Россия.
А поезд все дальше, все дальше, уносит,
Глотает разлуку, от горя шалея,
И рельсы скандируют в такт колесам:
Быстрей от Сергея, Сергея, Сергея…
И искрами высвечен лик пространства,
За степью - лес, и все - мимо, - мимо…
Лишь ради тебя все земли убранство,
Любимый, любимый, любимый, любимый.
О мальчик мой!…Жизнь не одно мгновенье,
Но ты вспоминать обо мне не будешь:
Лишь росы осушат малиновки пеньем-
Забудешь, забудешь, забудешь, забудешь…

***
Любимый, забываемый, приснись,
Шагни в вагон струею свежей ветра,
Вдохни в разлуку хмель опальный лета,
Мне песней засыпающей явись.
И зноем чуть обласканной рукой
Коснись щеки, о мой далекий, нежный,
И в ожиданье боли неизбежной
Любимых глаз улыбкой успокой.
И дымной пеленой твоих волос
Затянется янтарный мед покосов,
Задержит время обомшелый посох,
Чтоб шалый ветер быстро не унес.
Мелькни ж, хоть на мгновенье отзовись
Гортанной трелью в звонком птичьем хоре,
Плыви в заре, мечтающий над морем-
Любимый, предрассветный мой, приснись!..

***
Ночи шорохи вьются в траве,
Осторожно целуя цветы;
В ароматной тени-синеве
Расцветает печаль красоты.
Веют счастьем родные черты,
и душа, словно кубок, полна-
И откуда такие мечты,
И откуда плывет тишина?..
Пряди мягкие ночи нежны,
И от жестов любимой руки-
Пусть сказанья души не слышны-
Опадают с сердец лепестки.

***
Запел вечерний хор…И соловьиный
Закат устами алыми зардел,
И губы повторяли звук любимый
И ты сквозь время на меня глядел.
Как ты попал в мой сад из южной дали,
С своей кристально-глазой чистотой,
И тенью легкой ласковой печали
Отметил свой приход ко мне. Постой,
Побудь со мною в этот тихий вечер.
Я так ждала тебя. Не исчезай.
Пусть звезды и огней приречных свечи
Засветят твои милые глаза.
Побудь со мною в этот тихий вечер.
Я так ждала тебя. Не исчезай.
Пусть звезды и огней приречных свечи
Засветят твои милые глаза.
Побудь со мной. Послушай эти свисты,
Концерт цикад-вечерний хор земли…
О счастье!..-как к тебе мы были близко,
Как далеко мы от тебя ушли!

***
Ласковая память, голубые сны,
Милый дар желанной зоревой весны.
Свежих губ сиянье, чистый блеск очей,
И томленье неги в звездности ночей.
Музыки и танца светлая печаль,
Уж пора прощаться и расстаться жаль.
Встречи, расставанья первые цветы-
О, очарованье, имя ему-ты.

***
И последнее отплачется-все пройдет.
Солнце теплое закатится в свой черед.
И черемух сны воздушные отлетят,
И навек слова бездушные замолчат.
Ночи тонкое дыхание над свечой,
Сердца горькое молчание ни о чем.
До рассвета оно теплится и болит.
Что-возмездие?-притерпится, догорит.
Горе тихо убаюкает темнота
Погасающими звуками: ты не та.
Слишком ярко, неразмеренно ты живешь,
Звонко и самоуверенно ты поешь.
Все, на чем печать Извечного средь веков,
Одиночеством отмечено испокон.
Солнце теплое закатится, жизнь уйдет.
И последнее отплачется, все пройдет.

***

Летним вечером румяным
Ты приди в наш тихий дом.
Тучки в рваном одеяле
Нянчат месяц над бугром.
Грусть щемящая кукушек
Пролилась в густой овес,
Суетных сорок-кликушек
Ветер - истовость - унес.
Стихла галочья тревога,
И к избушке у реки
Льнет усталая дорога,
Подползают тростники.
Тонет в зоревых разливах
Пряной мяты аромат,
Кротки ветра переливы…
Где же ты, мой падший брат?
Дремлет в сумерках деревня,
Волга плещется у ног.
Кто, задумчивый, небрежно
Золотой примял песок?..
Где ты? Где с тоскливой силой
Твои слезы пролились?-
 Друг мой, брат мой, милый ,милый,
О, прости! Вернись, Вернись…

***
В тонком изящном кружеве ночи
Тени прозрачные тихо мелькают…
Как не любить твои звездные очи?-
Нежность цветет в них и сердце в них тает.
В бархате лунном трава молодая,
В глади озерной - все тайны лесные.
Шлют тебе, радость моя золотая,
Ивы поклоны свои поясные.
Сотовый мед - твоих глаз волхвованье.
Звездная пыль сердце нежит и полнит…
Песни дорог мне даны в расставанье,
Чтоб твою душу красивую помнить.

***
В - синей ночи-сладком обаяньи
Терпка мысль о счастии былом.
Чистых звезд хрустальное сиянье
Над - флажка трепещущим -крылом.
Свежими осыпаны цветами
Черные душистые кусты.
Мне в дали вишневыми устами
Улыбнулся ль, мой забытый, ты?
Черный флюгер - маленький кораблик-
В глубь молчанья сонного плывет,
И в кустах - забытый богом - зяблик
Дерзкое и нежное поет.

***
Твои розы-они были не мне.
Твой приход-он был не для меня.
Не припомню среди множества дней
Я такого несчастливого дня.
Я страшилась посмотреть на тебя,
Встретить вновь равнодушный твой взгляд,
Я кусала губы, муча себя-
Как душа, они горят и болят.
Я напрасно истомилась тобой:
Взор твой светел, он не знает огня.
И не мне поцелуй будет твой,
Как и сам ты - не для меня.

***
«Будет свет,»-сказал Господь.
Отчего же смолкли лиры?
Отчего так стыла плоть
Деревянного кумира?
Отчего так ночь темна
И так густо пахнет серой?
И у черного окна
Не колышутся шпалеры?
Отчего так ночь ха?
Сердце стало сладко биться?-
Тише, тише! - от греха
Надо богу помолиться.

***
Как мимолетный нежный сон,
Хорош твой мягкий голос милый-
Так голубь в проседи лесной
Улыбчивой чарует силой.
Как ландыша намек-волос
Чуть слышное благоуханье,
И слезы терпкие берез
Льют в них свое очарованье.
Фигурка - лунных ткань лучей,
Соединенных мысли взлетом
И обаянием свечей
За дальних окон переплетом.
И - легкий скул - загару губ
Напоминает мне порою
Малютку-облачко в снегу,
Слегка согретое зарею.
Как мимолетный детский сон,
Хорош твой тонкий облик юный.
Все сердца потайные струны
Затронул грустью светлой он…

***
В белые руки взяла зима помело-
Пуха легчайшего ночью к крыльцу намело.
Узоры тончайшие пишет на стеклах мороз,
Сердится, если выходят-мешают!-хватает за нос.
Крутит поземка и вьется змеей по садам,
И подбирается к маленьким, вмерзшим в былое следам.
Скоро и их завьюжит - и помчится гулять помело,
  Все заметая в - болящем бесслезно-былом.

***
Туча белая сжевала белый город,
Мокрый снег слепит, слепит, слепит, слепит…
Во все дни опять с тобой мы пьяны оба,
Нас с тобой сам этот серый мрак пьянит.
Запах винный, хмельный, резкий у погоды,
Ни звезды нет в снежной каше, ни огня.
И нельзя понять, где дом мой, небо, город-
Может, горе обойдет во мгле меня…

***
Тайна лунной ночи-слезы одиночества.
Стали дни короче-осени пророчество.
Говорила: будете плакать в ночи зимние,
И сердца простудите - станут искрой синею.
Так и стало: в темные очи сердце кануло,
Душу утомленную равнодушье ранило.
Тихо - в полночь лунную-льется боль пророчества-
Тайные и трудные слезы одиночества.

***
Босоногая синяя ночь
За замерзшим узорным стеклом
Убегает отчаянно прочь-
В край, где весело жить и тепло.
Старым платьицем в дали мелькнет,
Из кудрей вынув вдар две звезды,
И опять за собой позовет-
И пойду, раз забыл меня ты.
Вновь свободна бродяга-душа,
Снова жадная пропасть в глазах;
И пойду я опять ,не спеша,
Бросив старую веру в рюкзак.

***
На пурпуре листвы, в огне веселых вишен,
На тени-шлейфе от дворца-ствола-
Твой образ, твой прекрасный, тихий, вижу-
Его ночами из дали звала.
О образ твой!..Веянье тонких зелий
Хмельных фиалок в призрачных лесах,
След плача, снов, прощаний и веселий
В раскрытых, затуманенных глазах.
О образ твой!…Могущество и - нежность…
Звезда катится золотой петлей
На злого одиночества безбрежность
Над вишней, садом, Доном и землей.

***
И часы бесконечны, как вечера ,
И вчера, как сегодня,
И завтра, как смолкнувшее вчера-
Не в Сулине, так в вагоне.
И, тоской захлебнувшись пустых дорог,
Сердце лишь всхлипнет-
Солнца луч не пробудит зачахший цветок:
Он погибнет.

***
Любимые глаза, меня своей печалью
Омойте еще раз, верните прежний рай;
За горечью ночей укрывшею вас далью
Откройте хоть на миг ваш родниковый край.
И радость снизойдет знакомым легким шагом
К заждавшимся рукам, к измученным губам-
И бог прольет из глаз -бесценных капель влагу,
И ангелы падут к твоим, Любовь, ногам…

***
Пусть кружатся осенние листья,
Дней дождливых встречая пору;
Словно в прятки играя с жизнью,
Обнимает влюбленно кору.
Прижимаются всею плотью-
Жизни миг удержать, продлить,
И опять в неизбежном цейтноте
Ветра жертвами зарябить.
Так и сердце - его измордуют,
Вымучат-а надежда живет:
Листья желтые ветви целуют,
Отправляясь в свой смертный полет.

***
Любить тебя - как есть грейпфрут:
Такой душистый, как взрезаешь,
А как зубами увязаешь-
Кошмары спазмами ползут.
Какая горечь, дорогой!..
Ну до чего ж природа лжива:
Все, что чарующе-красиво,
На вкус так гадко, боже мой!..

***
Да за что же мука мне такая - не пойму:
Неужели ж плох настолько мой короткий век?
У фонтана призрак Гаутамы-весь в дыму:
Осень жжет костры, как жертвы желтые земле.
Будда не успел страданье в жизни истребить,
Спрятался до срока в райском праздничном саду.
И теперь решаем вечно:быть или не быть.
Больше первой никогда к тебе не подойду.
Быть или не быть - какая глупость, все равно.
Пусть нирвана лучше рая - все равно не быть.
Ада нет в буддизме-в душах наших он давно,
И страданьем нашим ничего не искупить.
Будда в мире не хотел устоев поменять:
Женщина лишь пыль у чьих-то загорелых ног.
Можно душу убивать,а можно потерять,
Закрутившись в перекрестках жизненных дорог.

***
Твой рот - в нем песня пьяная гвоздик,
И губы - сон ленивого бутона;
И жизнь моя - лишь нашей встречи миг,
Спазм изумленья иотрава стона.
В глазах-паденье дикое лавин,
И прошлое все в маленьком абзаце;
А губы эти-больше не твои:
Они -мои, и - вне цивилизаций.
Ты был моим до сказок о Христе,
До пирамид и Мемфисских порталов:
Мы были сгустком плазмы в темноте,
Когда земля органику рождала.
Ты пылью звезд вошел в мой черный мозг.
И тайна бытия - уже не тайна;
Ты мой к безумству и блаженству мост,
Ты - Рок и Бог, Великий и Случайный…

***
Я вновь одна. И слава богу.
Прошла чахоточная жизнь.
Пусть худо-пройдена дорога,
Настало время слез и тризн.
И горько вспомнить в тишине
Обьятья ваши, танцы, взгляды,
И ложь твою пустую мне-
Все то, что было, мне не надо.
Ведь кто сказал?-не помню, кто-
Флобер?или из древних кто-то:
Не троньте идолов рукой-
Прилипнет к пальцам позолота.

***
По этапам крушения мира
Я по лесенке Маркса иду,
Все такая же язва-задира,
Все в таком же с собой неладу.
Я в корзинку свою собираю
Стебли красных и желтых лучей
Листья душ. теплой осенью рая
Облетевшие в фартук ночей.
Я все так же вольна и бездомна,
Слышу снова, как движется свет;
Сочный месяц медвяным бутоном
Мне с небес посылает привет.
В этом мире -какое мне дело
До тебя и того. как мне жить:
Я утратила все, что имела,
Чтобы чем-то еще дорожить.

***
Ну что мне сделать, чтоб понравиться тебе?!
Взмолиться Господу, чтоб он меня послушал
И обратился бы к моей судьбе,
Чтоб, как у Дины, у меня торчали уши?
Ну что мне сделать, чтобы муку эту сбыть?!-
Лишиться глаз и слуха, вроде мидий,
Не чувствовать, не грезить, не любить:
Нельзя не любоваться, тебя видя.
Ну что мне сделать, чтобы не страдать, не жить
В таком огне и муке невозможной,
Слетая пеплом к твоему подножью
От жертвенника зорь, ну как - не быть?!.

***
Мне еще нисколько лет-да уже стара я.
Жизни высохший букет все перебираю.
Век за веком мчатся ввысь,звезды зажигая-
Там вселенной бьется жизнь, вечно молодая.
Стебель Млечного пути и квазаров листья,
Черных дыр вода в горсти и миров мониста-
Только чужд им человек - теплым дном ладоней       ,
Кремовым прищуром век, словом оброненным.
И за это мстит чужой мир холодных далей:
Оказалось все игрой, правдой что считали.
Пальцы чертовы в судьбе крепкой хваткой ночи,
Жизни высохший букет временем обточен.
Пылью ссыпались цветы, Пеплом сердца схизмы:
Был мне слишком нужен ты, чтоб молиться жизни.
Опаленная луной, тлею, догорая,
Звезды серы, вял огонь - с ним и умираю.

                                                      ***
Усмешка мелькнет на губах охладевших-
Растерянность жизни смешна.
И в сердце, тебя удержать не сумевшем,
Усами завьется струна.
Навзрыд заклокочет гитара чужая,
И жизни пленительный торт,
Распоротым брюхом иллюзий сверкая,
Сливовой начинкой стечет.
Усмешка!-как гибель нелепа безмерно!-
За что ж так ударил ты?-
В размахе тяжелом подмоченных перьев
Небесные мчатся шуты…

***
Не спится. Город мертв. В купели зимних звуков
Полощется одно - метельный хриплый свист.
В поверженной любви негнущуюся руку
Влагает едко ночь холодный аметист.
Несется по земле несытый грубый ветер,
Швыряет снег в окно, где теплится огонь.
Который век подряд он шарит по планете,
Не думая смирять свой похотливый гон.
Кровавый сок побед. Зазвездные капеллы.
Курится фимиам и торжествует зло.
Униженная жизнь, продажа душ и тела
Отмечены небес властительным жезлом.
И нет исхода, нет высоких слов и нравов,
Вновь бедный - сир и слаб, вновь век самоубийств,
Ликуют в темноте кровавые забавы,
И заглушает все пурги змеиный свист.

***
Сердца тоска, вековечная тайна,
Не убежать от тебя.
Радость и счастье - неверны, случайны,
Юно из дали глядят.
Нежность растет, затаенною грустью
Сердца цветенье томит.
Словно река полноводная к устью
Плавные воды стремит.
Гордости боль и утраченной веры,
Терпкая шутка - печаль…
Грустен рассвет этот влажный и серый,
Словно бы нас ему жаль.

***
Все прожекторы горят,
И дворец в морозной дымке.
О тебе лишь говорят мысли, мысли-невидимки.
Пруд замерзший сине-синь.
И следы - как в звездной лаве.
Ну о чем тебя просить?-
Ведь и не о том, пожалуй.
Одинока моя мгла,
В тайниках души - прощанье:
Просто смех за обещанье
Ошибившись, приняла.
Вымысел не есть обман,-
Так считает Окуджава;
Оба мы с тобою правы,-
Не сложился наш роман.
Каждый любит. словно губит,
Каждый губит, хоть и любит,
Каждый нежность свою губит,
Не умеет уберечь.
Так хотела ли природа?-
Сказками такого рода
Душ от боли не сберечь…

***

Тихий дождь скребется в листьях,
Мокрая скамья.
В целом мире, в целой жизни-
Только ты и я.
Боль и грусть - былые - в мглистый
Сумрак отошли.
В остриях ресниц иглистых
Блещут хрустали.
Как на фоне яшмы в чистых
Желтых Янтарях
Вечно живы травы, листья
И лучи горят-
Так в очах твоих хрустальных
Редкой красоты
Дальних звезд полышут тайны
И цветут цветы.

***
Любовь-это чувствование Бога в себе,
И это к нему любовь.
В ней-смысл нашей жизни и всех затей.
Цель буффонады любой.
Любовь-это вечный прекрасный обман,
Лучшее из светлых чудес,
Забвенье от полученных ударов иран,
И - она стоит месс!
Любовь - это пламя высоких душ,
Она метит их лунным огнем.
Она берет всех ,кто сердцем хорош,
И нанизывает на копье.
И счастье лишь тем, кто небес игрой
Оказались на нем вдвоем6
Из сердца в сердце, мешая кровь,
Прошло его острие.
А нам, кто нанизаны были врозь-
Порознь мукой гореть.
Летит через жизнь лучевая ось.
Где полюсы - крест и смерть.

***
Я попала под тебя, как под град-
Не цветаевские светлые ливни,
Не изящно-гумилевские лилии
На меня льдом небесным летят.
Я попала под тебя всей душой,
Всею выношенной прежней болью,
Всей израненною жизнью любовью-
И усмешкой ты ко мне снизошел.
Я попала под нее с мостовой,
Как под поезд на дурном переезде.
Как под фаустово знанье-возмездье,
Что не будет никогда ничего.

***
Перманентный оправдательный акт:
Не увидел ,не прочел, не допонял,
Не дослышал. не увлекся ,не склонен,-
Ну и вышло: не мужчина, а так.
Я разбилась об тебя, как об дверь,
Я неслась, не разбирая ступеней,
К - рая сладкого - пленительной сени,
Не считая ни примет, ни потерь.
Разве важно-сколько взял, сколько дал?
Разве важно,было ль это взаимно?
Разве важно под обвалами ливня
 Знать, откуда испарялась вода?
Я разбилась об тебя, как о смех,
Я не знал, что смешное так больно,
И что мужества, упорства и воли
У мужчин не хватает на всех.
Разве нужен оправдательный акт?-
Каждый сердца себе сам отмеряет.
Каждый бога себе сам выбирает,
С ним горит, иль составляет контракт…

***
Над городом - навязчивый покой.
Метель плюется в окна., завывая.
Узоры сумерек задумчивой рукой
Судьба в лиловых пяльцах вышивает.
Как замкнут мир твоих вечерних глаз!..
Что проку -быть, -когда угасло лето,
Когда пустынны очи, как палас.
И моего не отражают света.
Как греет печка теплым изразцом!..
Наедине с огнем так вспомнить мило:
Степи веселое румяное лицо
Холмов щеками нас к себе манило.
О, вспоминать-не то же, что забыть?-
Глотаю воздух горечи и дыма.
Наедине с собой и прошлым быть-
Лишь это подарил ты мне любимый.
Во мраке глупо путается мысль.
Рвет нить тоски челнок любви допетой,
И в гротах окон вьюга тянет высь
Кормить седые тучи до рассвета.

***
Я рейсом шла на Амальтею,
Чертя Стругацких оверсан,
К - системы - выходу, хмелея,
Не видя в миражах обман.
К Юпитеру опасна близость-
Лохматый монстр рукой схватил:
Твоя ленивая капризность
Меня лишила сна и сил.
Погиб фотонный отражатель-
Сюжет неприхотлив и прост,
И подо мной тебе, приятель,-
Тыщь пятьдесят кошмарных верст.
Как розов водород тягучий!..
Как беззащитен мой корабль!..
И мчишь пузырчатые тучи
Ты в - мира кладбище-корраль.
О. ты велик, ты-повелитель!..-
С орбиты всех ты шлешь ко дну.
Я камнем падаю в Юпитер.
Спасенья нет-в тебе тону.

***
Ты был руслом моей непутевой реки,
Ты был жестом любимой усталой руки,
Бескорыстной потребностью верить и жить,
До последнего стона земного любить;
Ты был ангелом в черной угрозе ночи,
И спасительным всплеском нежданной свечи,
Напряженьем тоски и безумием снов,
Золотою эротикой тающих слов;
Сцеловал твой абрис сливочный листопад,
Звук тончайших шагов поглотил снегопад,
мою душу унес за края звездопад-
И остался со мной только памяти ад.
Свет дремотной зари проступает во мгле,
Тлеют искрами храмы на лиловой земле.
Я - андроид судьбы твоей. файл черновой,
Я - лишь ты .ты - во мне, надо мною, со мной…

***
Вечер незаметно проступает
В бледном небе желтою звездой.
Ключ к душе я тихо подбираю,
Клавишей чуть вороша гнездо.
И бесформенным щемящим комом
Ощущений-острых и немых-
Рвет канву старинного канона
Боль, привычно бьющая под дых.
Звезды спелой гроздью винограда
Падают в лукошко бытия…
Мне тебя давно уже не надо,
Горе в строфах схоронила я.
Замкнуто болит душа пустая
Тонким наслаждением утрат…
Грустью неизведанного рая
Клавиши вечерние болят.

***
Напряжение черного блеска глаз
Стирало остальное лицо.
Кто не помолился тогда за нас,
Кто на блюдо не бросил кольцо?
Кто не погадал нам на дальний путь
В притаившихся землях и днях,
Кто не захотел, чтобы стала грудь
Причалом твоя для меня?
Кто вмешался в наш танец с тобой тогда-
Мерлин? Сказочный исполин?-
Кто уносит меня в невозвратную даль,
Где целуют моря корабли?
Где остался ты, мальчик с киприотских ваз,
Разомкнувший рук моих кольцо,
У которого мука летящих глаз
Стирала остальное лицо?

***
Завитки твоих висков-
Это цепь моего сердца.
Мне вовек не отвертеться
От бесценных тех оков.
Спелых губ твоих вино,
Хмель горячих глаз зовущих-
Эту песнь лесов цветущих-
Пить и петь мне не дано.
Слов случайных мед и боль,
Тайна ждущих губ любимых…
Я лелею твое имя ,
Хоть нейдет оно к « Ассоль».
Я его произношу –
И звенят у сердца цепи,
Звезды, якоря и крепи-
И тобою я дышу.
Рассказала мне беда,
Что твои мне лгали очи-
Что ж, я знала. Пусть. Но ночью
Ты со мною навсегда.

***
Молитвенник моих ночей-
Блеск осторожный и зовущий
Твоих оплавленных очей,
У совести меня крадущих.
Я в древней саге бытия
Тебя с усмешкою читаю,
И подхожу небрежно я
К неведомому прежде краю.
Пусть - бездны -озаренный мир
Раскроется тюльпаном черным-
Ты в нем, крылатый мой кумир,
Своим абрисом непокорным.
Там правит балы Сатана
И хор помощников помладше-
Прими, кошмарная страна,
Звезду души, к тебе упавшей!..
Открой решетку из мечей:
Я безоружна и несложна.
Пусть блеск ночной твоих очей
Уже не будет осторожным.
И если ты решишь: спасти
Мою не хочешь душу - боже,
Да только в руки подхвати
Или прими на крыльев ложе.
Мне все равно. Я не боюсь.
Я сразу знала, что ты демон.
Лишь крепче, крепче я прижмусь
К твоему бронзовому телу.
Целуй меня, Целуй! У врат,
Где мы дорогу выбираем,
Я - за тобой. Пусть будет ад.
Мне без тебя не нужно рая.

***
О мой высокий бог. мой повелитель,
Я уступаю - снова и всегда:
Твою не тронув мирную обитель,
Я ухожу, не причинив вреда.
Два звездные колодца - твои очи-
Иллюминатор плавят предо мной:
В свеченье океанской грозной ночи-
Два волчьих знака, полные луной.
Лишь раз прижал. взглянул и утонула,
Забыв про жизнь, эротику и страсть:
Все навсегда в душе моей уснуло,
Чтоб лишь с тобой, когда придешь, пропасть.
И в этом зачарованном покое
Тебя я жду, плывя по волнам лет.
шелк завитков я чую под рукою
И вижу волчий знак: ты здесь, мой свет.

***
Мне приснился ужасный,
Удивительный сон:
Ты все так же прекрасен
И в меня не влюблен.
Было все так естественно
В этом сне, дорогой:
Мой восторг, мой божественный,
Ты смеялся с другой.
Рта изгиб упоительный
Обращен не ко мне.
Плыл твой взгляд восхитительный,
Как оливка в вине.
Плачу я, повелитель мой,
Все - из рук,
Мальчик мой удивительный,
Бог разлук!

***
Я о тебе в глуши моей колдую.
В гитары плаче голос твой живет-
И не хочу я верить, что целует
Другую ослепительный твой рот.
Тоской смертельной вымучено тело.
Мне б очерк плеч твоих от слез спасти-
Всем своеволием моим тебя хотела
В себя вобрать, запомнить, унести.
Чтоб навсегда в мозгу холодном грело,
Спасая от седой пурги висок,
сознанье, что в мои ты ссыпал смело
Глаз темно-золотых своих песок.
что ты смотрел в упор, меня сжигая,
И, оплавляясь, плакала душа…
я - навсегда твоя, хоть я другая,
Не та, которой в ухо ты дышал.

***
Свою жизнь погубив наяву,
По волнам своей страсти плыву,
У реки этой каждый извив
Повторяет знакомый мотив:
Ты - бесценное счастье мое,
Все отдам, лишь бы быть нам вдвоем.
Я искала в тебе идеал,
Но меня ты неспешно сломал.
Темный взгляд, как мечом, поразил,
словно Молох, меня поглотил.
Тебе в жертву сжигая себя,
Боже. как же люблю я тебя!
И. безвольно молясь по ночам,
Я целую тебя , палача.
И наутро встревоженно жду,
И навстречу ,шатаясь, иду.
Самое это рабство любя,-
«Лишь продли!»-умоляю тебя.
Проклят будь этот день выходной:
Без тебя что же будет со мной?
Дискотек твоих пышет страда:
В поте тучные пляшут стада.
Колдовством свою душу губя,
Я себе возвращаю тебя-
Как люблю я тебя!…

***
Моего нет имени в святцах,
В нем-мечта ,и волна, и боль.
Только тем, кто умеет смеяться
И бороться. близка Ассоль.
В моем имени - и Дэзи, и Тави
Зурбагана крик и Лисса сплин:
Все акценты за меня расставил
Чертов маг и волшебник-Грин.
Он во мне и со мной повсюду,
Моих вкусов и дум творец,
Но мой нрав, с которым старой не буду.
мне вручил не ставший старым отец.
Мой Лонгрен далеко навечно.
Но я знаю: они там вдвоем
Мастерят такелаж беспечно
Алым высверком над кораблем.
Одного жаль-не будет Грэя.
Мой бескрылый, прощай и прости.
Что так долго, от надежды хмелея,
Обреталась на твоем пути.
Словно пенье на дне океана.
Сердца мощно звучит струна.
Отдаю якоря: капитана
Грэя я отыщу сама!

***
Морщинка лба и скулы складка…
Закрой глаза - и нет проблем:
Весь Рим периода упадка
Глядится в твой блестящий шлем.
Тебе послушны галлов орды.
И за собой ты сжег мосты.
Глядишь насмешливо и гордо
Мой император - варвар, ты.
На солнце плавятся котурны.
Короткий плащ - пурпурный стяг.
Твой век-стремительный и бурный,
Где жизнь - пустяк, и смерть - пустяк,
Лишь слава - за жену и брата,
И предан ты одной лишь ей.
И глаз твоих провал,как злато
тобой разграбленных церквей.
Любуюсь я на рот твой алый,
И, слава Господу, мой свет,
Что встреча наша запоздала
Лишь на пятнадцать сотен лет.

***
О мой возлюбленный, мой свет.
Мой ангел милостию божьей.
тебя я чувствую всей кожей
Сквозь тысячи минувших лет.
Сквозь пыль космических судеб.
Пророчеств древних сны и тени,
Ацтекских пирамид ступени,
Где умирал. катясь, адепт.
О мой возлюбленный, мой свет,
Мой гений милостию божьей,
Меня нашел ты поздно тоже
В пустыне тысяч тысяч лет.
И возлияньям, и дарам
Нет счета, жертвам час исполнил
Ты, грозный бог , Кецалькоатль,
Весь в оперенье белых молний.
О мой возлюбленный, мой свет,
Кумир мой милостию божьей.
Живу одной высокой ложью,
Что встретимся чрез тыщу лет.
Тебе молились ввечеру
Индейцы племени чероки,
Верховным инкой был в Перу,
Бесстрашноглазый и жестокий.
О мой возлюбленный, мой свет,
Любовник милостию божьей,
Ты на меня такой похожий,
Хоть между нами бездна лет.
Мы капищ по брегам морей
Настроили, томясь любовью,
И падаем у алтарей,
Захлебываясь черной кровью.
Одна молитва лишь оплот
В расстраченной впустую жизни-
Благоуханный жаркий рот.
безумно - нежный и капризный.
О мой возлюбленный. живи.
Возьми и кровь мою и силы-
Тебя на жизнь благословила
Всей силой гибнущей любви.

***
Ты сидишь на фоне Лермонтова,
Ночью сбывшийся каприз-
Видно. нужно было только этого мне:
тобы ты пришел, Дионис.
Я тону в фалерне глаз твоих,
Пью, хмелея, их щемящий уют,
И смотрю зачарованно, как затихнув,
Губы жизнью души живут.
Все в тебе поется, все ладится.
Ты для всех - звенящтй магнит.
Все во мне на тебя откликается,
Напрягается и звенит.
Как хорош ты ,мой гость непрошенный,
Как в бокале с черной влагой цветок.
Да лишь бездной над нами прошлое
Расстояньем в беспощадный клинок.

***
Все со мной не то, не то-
Чашу зимнюю глаз твоих выпила.
Звезды сыплются в - крон - решето,
Млечный путь полощется вымпелом.
Белых статуй и цвет. и свет
Ураганом в Версале сброшены-
сладко ль, милая, сладко ль тебе
Умирать под любимой подошвою?..

***
Мое вечернее окно
Цветет задумчивой загадкой,
И апельсинов запах сладкий
Дарит забвением и сном.
Ты создан был из тихих струн
И звуков сладостных молений,
Из лунных слез и древних рун.
Лучей и призраков курений.
И были вешние дожди,
вечерние луга и свежесть.
И все казалось: впереди
Жизнь, обожание и нежность.
Но-больше нет рожденья звезд.
Лишь поезда пространство рубят.
Спит млечный путь. поджавши хвост…
Меня никто, никто не любит.

***
В капризе шалом возбуждения
Движенье губ твоих ловлю.
Мое святое наваждение,
Как я, мой бог, тебя люблю!..
Ночь за балконом растекается
Густой, как деготь. чернотой,
И жизни кубок наполняется
Безумья влагой золотой.
Я пью его взахлеб. закидывая,
Дрожа губами. как в бреду,
И дерзость глаз неукротимую
Топлю в пылающем аду.
Все. что допето и доиграно,
Кровавой коркой запеклось:
Полынно-горестными винами
Я забавлялась на авось.
И вот оно. мое закатное!-
Так что ж?-пусть рушат новый шквал
Насть батальоны сыромятные,-
Смеясь, допить, и - вдрызг бокал!

***
Ты моя золотая цепь,
Золотая моя судьба.
Без меня спит мокрая степь-
И напялила маску раба.
Только маска-то не по мне,
И ошейник, хоть золотой,
Тесен мне и мечусь в огне,
Потрясая цепью литой.
Без меня спит мокрая степь,
Парки нити чужие рвут,
Без меня листая книгу судеб,
Корабли в ладошки лагун,
Без меня крошит ураган
Рыжих островов курагу.
Без меня!..Ждет мокрая степь.
Не по мне чужим ковриком быть.
Получай свою маску и цепь-
Пригодятся .чтоб по-твоему жить.

***
Господи, зачем же ты так смотришь на меня?
Я давно потеряна в пустом моем пути,
слишком много отдано и сожжено огня,
Прежнюю себя мне никогда не обрести.
Сил его дождаться не достанет. Но ведь он
Лишь один в душе моей болит - расклад простой.
Безнадежность поглощает. как усталый сон,
Мальчика всеядного, но с кожей золотой.
Черный ветер солнце зимне - вялое задул.
Если б прежде-уперлась. смеясь, в него плечом,
И тебя б в себя вмечтала, ты б не обманул,
Жгли бы звезды иней, и было б нам горячо.
Слишком много света и теней-вновь не уснуть.
Ночь вонзила в землю копья черных тополей.
Я тебя благословляю на твой крестный путь-
Душу потерять в угодьях бога на земле.

***
Взявший счастье с другими.
Ты не помнишь меня.
Отлетит мое имя тенью прошлого дня.
Мимолетной игрушкой тебе были мои
Плач и песни в удушливом забытьи.
Слух болезненно ловит
Отзвук легких шагов.
Это молча уходит. оскорбившись. любовь.
Проступает насмешливо-
Бледно - желтой звездой-
Вечер. в небе, завешенном
рваных туч пеленой.
Из неряшливой груды
Пряной рыхлой листвы
Светятся изумруды светофора-совы.
Жизнь проведший с другими-
Мною не дорожишь.
Услыхав мое имя. не дрожишь. не спешишь.
Ты тяжелым авгуром наступил наяву
В ветром смятую шкуру - золотую траву.

***
Смородиною золотою
В лукошко падает звезда.
В пруду гигантскою свечою
Горит полночная вода.
Уста румяны и лукавы,
Но над улыбкой-тишина,
И тенью радостной забавы
Крадется горькая вина.
Неслышно светлячки мелькают,
Сплетая сказку о конце,
и духи ночи вышивают
Судьбы узоры на лице.
Надкушенным гранатом брызнув,
Душа обрызгала канву…
Я падаю с обрыва жизни,
Роняя ягоды в траву.

***
Все глухие углы земли
В моем сердце погребены,
И ловлю я зорко вдали
Все оттенки свободной тьмы.
Глухо бьется в ладони моей
Сердце тяжкое тишины.
И отчаяньем тусклых дней
Очи ночи подведены.
Кружит голову черная жуть:
Я споткнулась о черную масть.
Никогда над тобой не уснуть.
Никогда к ногам не припасть.
С золотою кожей мой бог.
Был коротким твой грозный суд.
И оборван последний вздох
Звонкой россыпью пуль-секунд.
Но, жалея скупо меня.
Будет память. скитаясь в пути,
Цепенеть в безмолвии дня
И в удушливом забытьи.

***
Почки, облака, потоки,
Плещет талая вода.
Отступили счастья строки
К анемонам в никуда.
Пьют коровы с бубенцами
Из веселого ручья.
Все окончено меж нами.
Я теперь опять ничья.
Можно плакать до рассвета-
Только не услышишь ты:
Мне напомнили об этом полудикие цветы.
Лес мохнатый полон страхов,
Стаду хочется домой,
Пень чернеет, словно плаха,
Пред рогатой головой.
По ветвям мелькают блики,
И - зови иль не зови-
Улетает Эвридикой
Тень поруганной любви.

***
По оврагам запахло грибами,
Чаще слышится слово «грезы»,
Тихо ласковыми губами
Месяц трогает кудри березок.
Золотое земли прощание
Под взволнованный крик петушиный
И несбыточные обещания-
Не забыть - раздают мужчины.
Молча головы женщины клонят.
В институт отправляя дочек.
Да сорока в кустах хоронит
Серебристой фольги комочек…

***
Вновь осыпаются у сыроежек шляпки,
Вновь ритм задумчивый опутал дней разбег.
И вновь любовь со мной играет в прятки:
Поманит - спрячется, есть -миг, и нету-век.
Да будет теплым дом. Пусть тают свечи,
И лишь по крапинкам на луже знать, что дождь,
Пусть свиристит задумчивый кузнечик.
И вспоминается, что ты кого-то ждешь.
Не плачут сосны в карауле ночи,
Но в шляпке на Хвоинке - две слезы:
Дождь уронил, а, может. плакать хочет
Тот, кто один от утра до звезды.

***
Чистят перья камыши.
Звук запнувшихся шагов.
Уши чуткие души-
Лопухами берегов.
Солнце облизнуло слез
след горячий у ресниц,
И рассвета яркий хвост
Разбудил веселых птиц.
Морщит лоб крутой овраг
Чешет спину о пенек.
Что за прелесть - словно мак,
Распускается денек.
Осень хитрою лисой
Пробирается в логу.
Все обрызгано росой.
Все умыто на лугу.
Звук шагов совсем затих.
Хрустнул инвалид - пырей.
Листопад очей твоих
Я ловлю душой своей.

***
Сквер дымится солнечным светом
И исходит ароматами дня.
Если б был ты в душе поэтом.
Ты бы, нежный, понял меня.
Ухожу. мешать не желая
Пальцам чертовым мудрой судьбы:
Я тебя без борьбы уступаю,-
Я в любви не люблю борьбы.
В пьяном мучишься ты экстазе,
Гладя ноги - очередной,
В непристойно - короткой фразе-
Содержанье игры простой.
Ноги, руки, тела, объятья.
Водка, пиво. вино. самогон,
Брюки кожаные, на молниях платья.
Дискотека и магнитофон-
В джентльменском твоем наборе.
О. мой милый. чтя красоту.
Оставляю тебя дежурить
На рабочем твоем посту.
Кто там следующая? - снова Настя?
Ты, красавец,-ее звездный час!
Я желаю вам обоим счастья.
С Новым годом и удачей вас!..

***
Зловещие птицы разлуки
Гнездятся у сердца во мгле.
Тоска шелестит и струится
По всей неоглядной земле.
Зловещие птицы разлуки
Кружат над землею. крича,
Ах. боже мой, где ж твои руки!..
Как мука моя горяча!..

***
И будут вновь игра и вялый флирт,
И будет вновь - трагическая гибель?
И черный знак на сердце древней книги,
И русская рулетка на десерт?..
И будет вновь томительная жуть
Вечери тайной, смех вина в бокалах…
Я от тебя мучительно устала.
Я от тебя сегодня ухожу.
Не нужен мне иудин поцелуй:
Сама свой крест доставлю на Голгофу.
Мое-оно мое. И никому
не нужно знать. о ком рыдали строфы.
Пусть взрежет небо финкой тонкий крест,
И ляжет гвоздь последнею страницей-
Что ж, зато видно далеко окрест,
И есть надежда навсегда забыться.

***
Напевы слышные нежны,
Неслышные-еще нежнее.
Мое лишь сердце положил
На блюдо танец Саломеи.
Всей грудью дышит тяжкий мрак-
Но без души нет в крыльях силы.
Ты ни при чем. мой бедный друг.
Я не тебе ковры стелила.
Он шулер, наш великий бог-
Иль дьявол во сто крат сильнее!..
И умираю я у ног
Твоих в далекой Галилее.


2000