вторник, 25 февраля 2014 г.

МЕТАЛЛУРГ, ИЗОБРЕТАТЕЛЬ, ФРОНТОВИК - ПОДГОРНЫЙ А.А.




ПОДГОРНЫЙ АЛЕКСЕЙ АФАНАСЬЕВИЧ
23.02.1904 - .08.2004 г.

     Родился 23 февраля 1904 года в многодетной семье в Воронежской губернии.
Для крестьянской семьи той поры десять детей это норма. Алексей - седьмой.
В Красном Сулине Алексей Афанасьевич Подгорный оказался после службы в Красной Армии.
  В 1928 году когда сослуживец уговорил его перебраться в наш город. Грузчик в транспортном цехе СМЗ, учёба в ФЗУ, каталь доменного цеха... Так от каталя до начальника смены, а параллельно учёба в индустриальном техникуме.

воскресенье, 16 февраля 2014 г.

ВЕТЕРАН БИБЛИОТЕЧНОЙ СИСТЕМЫ - ХАДЫКИНА З.Е.

ХАДЫКИНА ЗОЯ ЕВГЕНЬЕВНА

Родилась 12 февраля 1960 года в Красном Сулинена ул. 3-я Загофманская1  в домекоторый стоит на самом краю улицы у обрыва или балочкичерез которую сейчас проложен мостикГоворятв те времена и Большая Пролетарская была кручес нее каталась на санках моя мама – бесстрашно летела с верха горы до самой речкии на Загофманскую можно было подняться по крутой тропинке по-над речкой,  повернув  вправо от Грибоедовского моста
Эта тропинка исчезла к концу 80-х- речка изменила руслоберег до самой кручи скрылся под водойтропинка была затоплена и место стало непроходимым… 
Мама моя Лиля в этом доме  родилась и жила с родителями и сестрами Антониной и Надеждой . Кстатижили они в двух комнатушках в теснотеда не в обидеЖили дружнобабушка Миля (еще ее звали бабушка Ворончихабыла очень гостеприимнойоткрытойдушевнойхлебосольнойу нее вечно гостили дальние родственникизнакомыеподругисоседкиДобрая,  бесхитростная и милосердная бабушкався - служениеотдачажертвенностькоторые распространялись не только на семьюно и на чужих людейнуждающихся в помощи.   И мама - в нееи я изо всех сил взращиваю в себе эти семейные чертыИ сестра Римма была такая же.
А дедушка, Бондарев Николай Тихонович, оправдывал свое отчество поведением: никогда курицы не зарезал, говорил, мол, я ей жизнь не давал, и отбирать не буду, плотничал, столярничал, да все стыдился деньги за работу брать… От него, наверное, мой выбор профессии: библиотекарь я, бессребреник. Переезжать не хотел, тосковал на Водопойном, «в яме». С горы весь город как на ладони был виден, дедушка выходил и подолгу сидел на лавочке, зачарованный. Я водила часто детей своих маленьких в те места, дух замирал и у нас от восторга...
А папа Евгений Ефимович, родом из Воронежской области, полюбил маму мою за глаза - темные, глубокие, «краше которых и на свете нет». Она до сих пор красавица  в свои 86 лет!
Он любил ее и жалел всю свою жизнь, а она до сих пор о нем плачет 
Отец, чубатый, молодой, работящий, заводной, Моторин, одним  словом, поселился тоже в этом домеМы с сестрами стали тем пригнетышем из сказки, который теремок раздавил: часть  семейства спустилась вниз, на Водопойный №1, родители ненадолго задержалисьа потом спустились и осели на там же, в доме 5,  напротив школы №12. Мне был тогда год от роду, и родительским я считаю дом на Водопойном, где я жила как у Христа за пазухой.
У меня было счастливое детство, и запас тепла, щедро подаренный мне в детстве , с радостью отдаю тем, кто рядом.
 

В детский сад я не ходила, у меня было много нянек: бабушка, две незамужние тети - мамины сестры. Бабушка рассказывала мне на ночь сказки, читала стихи про «Колокольчики мои, цветики степные» и «Колю-Николашу». Сколько помню себя, люблю стихи, - они сами заучиваются наизусть. Считаю их рифмованным моральным кодексом человека. Читайте поэзию, и убедитесь в этом сами! За мою жизнь стихов накопилось на моем «жестком диске» порядка трехсот. «Руслана и Людмилу» наизусть знаю, - лет десять учила, оставляя и возвращаясь.  Внучка моя младшая, Олюшка, в бабушку - стихи сами у
нее выучиваются. Какая радость узнавать себя во внукахА старшая внучка Настенька такая же «худорба», как меня называли в детстве  Еще бабушка Миля научила меня вязать на спицах. До сих пор оторваться не могу:  какой простор моему безудержному стремлению к творчеству и удовольствие впридачу!
Тетка Надежда - водила нас с сестрой Риммой на речку, катала зимой на санках, играла с нами в подкидного, в «Ведьму», «Пьяницу» и другие немудреные карточные игры, строила колодец из домино, умела делать из пальцев орла, а из коробки спичечной, одной спички и катушечной нитки - «телефон». Нитка наматывалась, а спичка шуршала в коробке, приложенном к ухуПро Семеновну частушки пела и сажала цветы. Лучшим подарком для меня всегда были и будут цветы.
А тетя Тоня была учительницей русского языка и литературы. Сеяла «разумное, доброе, вечное»,  ставила школьные спектакли с ученикамиОднажды взяла меня с собой, и я попала на первый  в моей жизни спектакль в старом актовом зале школы -  с настоящей сценой и синим бархатным занавесом. Это была  «Старуха Изергиль». Поразил меня костер - пучок сложенных пирамидой веточек с горящей лампочкой внутри. А с костром рядом сидел, поджав ноги калачиком, наш ветврач Миша из лечебницы

Знаю, как она душу вкладывала в учеников. Многие потом еще долго после окончания школы писали любимой учительнице письма, поздравляли с праздниками, а потом забывали, как обычно…  До сих пор храню открыткикоторые я у нее выцыганивала, красивые конфетные коробки и вышитую нитками мулине картину  «Богатыри» Васнецова
Я обязана тете Тоне тем, что благодаря ее заботам и терпению почувствовала вкус к художественному словудень без чтения для меня - день потерянный. Классику люблю благодаря ей, грамотно пишу - тоже. Каждый день летом мы с сестрой Риммой обязаны были приходить к тете писать диктанты. Как хотелось в куклы поиграть, а тут - на тебе! Но как сладки плоды горького учениякак здорово быть просвещенным, начитанным, иметь собственное мнение и  уметь отличать черное от белого самостоятельно: «Значит, нужные книги ты в детстве читал!»  - и это благодаря просвещенной сестре моей мамы.
В моей жизни был  еще один учитель литературы: троюродный брат по отцу Сергей Иванович Коротченко. Он помог мне осознать простую истину: чем больше круг знаний, тем шире окружность незнания и ужаснуться этому, - как мало я знаю


С тех пор наверстываю без устали- время утекает


Вот те,  перед кем смиренно преклоняю колени, благодаря кому я поняла, кто ждет меня на книжных полках, кто даст мне великое утешение, добрый совет, кто заставит «мыслить и страдать» и ежедневно делать выбор: «быть или казаться». Я выбираю «быть» и всю жизнь расплачиваюсь за это.
 Клуб «Пегас» - отдельная тема, его история описана в клубных летописях - в которых «собран урожай» общения единомышленников в течение 19 лет. Это годы непрерывного творчества, созидания, развития, духовного роста, созревания личности. Бывают родственники по крови, а бывают по духу. Вот об этом родстве и речь.
Клуб «Пегас» - целая треть прожитой мною жизни. Помните наши передачи о бардах на городской телестудии «Лик»? А концерты,  на которые приходило несколько десятков человек…
Пели барды наши в школах, в Зеленом театре, во Дворцах культуры и ДШИ. Первый настоящий фестиваль  «Сверим наши песни» летом 1999 года устроил Леонид Георгиевич Фетисов – с 60-х годов принимавший активное участие в бардовском движении, в том числе, в Новосибирском Академгородке,  «матерый человечище». Его смерть пегасцы пережили как личную трагедию. Сначала «варились в собственном соку», потом узнали, что давным-давно барды собираются на фестивали,  в том числе, в пределах нашей досягаемости.

И группа литературная, выросшая в детской библиотеке дала ярких поэтов- Полину Гляденцеву и Кирилла Головина. Не забывают меня, присылают стихи по электронной почте. Смею надеяться, что причастна к их рассвету

Судьба щедро одаривала меня встречами с настоящими людьми. Ангелы-хранители мои, «чьи имена как раны на сердце запеклись», я храню вас в моем сердце.
Мои вершины взяты,  по-прежнему не оставляю попыток,  теперь уже в городе Азове,  «выберечь и вырастить те добрые семена, что чудом не дотоптаны на Руси» (А. Солженицын). След в Санькином блоге оставлен, чего же еще?...
Зоя Хадыкина, 2014 г.